Мать Илона Маска написала книгу о семье, жизни в Африке и съемках ню. Пересказываем самое интересное

Мать Илона Маска написала книгу о семье, жизни в Африке и съемках ню. Пересказываем самое интересное

Как выжить в пустыне и построить две диаметрально разные карьеры.

В издательстве Penguin Random House вышла книга Мэй Маск – модели, диетолога и матери трех успешных предпринимателей. «Женщина составляет план» – наполовину автобиография, наполовину мотивационное руководство. Мы прочли и пересказываем самое интересное: о том, как Мэй Маск спасалась от гиен, крокодилов и мужа-тирана, воспитывала Илона и выдавала себя за 70-летнюю беременную.

У родителей Мэй Маск был личный самолет. Нет, не какой-нибудь бизнес-джет, а крохотный Bellanca, который ее отец Джошуа Хальдеман спонтанно выменял на машину во время поездки. Вместе с самолетом, прозванным «Винни» – в честь матери Мэй, Виннифред, – у семьи Хальдеманов появилось новое кредо: «Жить, рискуя и осторожничая». Хальдеманы рисковали, отправляясь в семейные авиапутешествия по Канаде, США, Австралии и Европе без GPS и радиосвязи, но осторожничали, тщательно планируя каждый полет и запасы продовольствия. Мэй и ее сестра-близнец Кэй впервые полетели с родителями в трехмесячном возрасте: газеты в ЮАР, где жила семья, опубликовали их фото с подписью «летающие близнецы».

Каждое лето семья отправлялась на поиски мифического города в Калахари. Отец Мэй вычитал в книге одного путешественника о том, как тот обнаружил в пустыне руины древнего города. Хальдеманы запасались водой, садили пятерых малолетних детей в грузовик и выезжали исследовать новый участок пустыни Калахари. Мэй пишет, что никогда не боялась таких поездок: «После того, как мне сказали, что гиена может откусить мне нос, я просто получше заворачивалась в спальный мешок». Младшему брату Ли – «самому аппетитному кусочку» – позволяли спать в машине. Однажды скорпион укусил Виннифред; в другой раз страус погнался за сестрой Мэй, Линн. Сама Мэй как-то бросилась в реку, чтобы вытащить застреленную братом цесарку, и почувствовала, как под ней что-то движется: она наступила на крокодила. Однажды в бак с питьевой водой попало топливо, и всем пришлось пить воду с бензином до конца поездки.

Мэй пришлось выучить африкаанс, чтобы стать диетологом. Дома семья Хальдеманов говорила по-английски, но когда пришла пора поступать в университет, Мэй узнала, что желанная специальность – диетолог – есть только в университете, где учатся на языке африкаанс. «В последний год учебы стресс был неиссякаемым. Я не понимала, как тяжело будет изучать физику и химию на неродном языке», – пишет она. Зато выпустившись, девушка обнаружила, что ее диплома достаточно, чтобы сразу открыть собственную практику.

Мэй Маск
Мэй Маск

Муж Мэй организовал их свадьбу обманом. Будучи ее бойфрендом, он ей изменял, но спустя год после разрыва попросил прощения – и предложил свадьбу. Когда Мэй ему отказала, он поехал к ее родителям в Преторию и соврал, что она согласилась. Поскольку основным методом коммуникации в ЮАР 70-х все еще была почта, ему поверили на слово, а поскольку сестра Мэй тоже собиралась замуж, родители разослали всем приглашения на двойную свадьбу. Мэй узнала об этом, когда ей начали приходить телеграммы с поздравлениями. Переживая из-за одиночества и своей внешности, она решила дать бывшему парню шанс – и быстро об этом пожалела.

Отец Илона, Тоски и Кимбала постоянно давал волю рукам. Во время свадебного путешествия по Европе он только и делал, что читал Playboy (в ЮАР журнал был запрещен!), пока Мэй убирала и сортировала вещи, – и тогда же впервые ее ударил. Позже он заставлял беременную жену перекрашивать его самолет и запретил ей прерваться, даже когда начались схватки. Когда отец Мэй погиб в авиакатастрофе, ее муж поинтересовался, сколько им достанется денег – и был в ярости, узнав, что наследство положено ее матери. Когда Илон подрос, он пытался защищать мать, хватая дерущегося отца за ноги, но именно из-за Илона и младших Мэй не рисковала бросить мужа: он обещал, что порежет ей лицо, а каждому из детей прострелит колени, так что ей придется воспитывать трех малышей в инвалидных креслах. Когда в ЮАР приняли новый закон о разводе, Мэй рискнула и расторгла брак, а когда муж стал выслеживать ее по квартирам друзей, она добилась судебного запрета на приближение.

Другой ухажер решил повторить подвиги бывшего мужа Мэй. Когда она не приняла его предложение, он все равно организовал вечеринку в честь их помолвки – и даже начал строить дом с отдельными комнатами для своих детей и детей невесты. В ответ на ее отказы он угрожал покончить с собой. («Кажется, я привлекаю один и тот же тип мужчин», – пишет она.) В совместной жизни он тоже оказался тираном и постоянно убеждал худую Мэй, что той нужно сбросить еще немного веса – дошло то того, что она стала постоянно есть при нем мороженое, чтобы отпугнуть кавалера. Стрессы привели к тому, что она заработала расстройство пищевого поведения и стала весить больше 90 кг. «Лучше быть одинокой, чем жить в страхе. Лучше испытывать финансовые трудности, чем каждый день подвергаться насилию», – пишет Мэй, которая больше не выходила замуж и предпочитает жить с любимой собакой.

В ЮАР она считала себя старой моделью – в 28 лет! Начав подрабатывать на съемках в университете и став финалисткой «Мисс ЮАР», Мэй не задумывалась о том, что сделает карьеру в этой сфере. Профессионалы еще в 15 лет убедили ее, что модели перестают быть востребованными в 18. Но поскольку она не искала работу на подиуме, предпочитая съемки для рекламы, Мэй оставалась востребованной: заказчикам нужны были более зрелые модели, чтобы фото выглядели реалистичными. «Однажды на съемках я играла роль бабушки. Мне было сорок два года!» – пишет Мэй. После одной презентации, где все модели – женщины и мужчины – были в возрасте, коллега пошутил, что она единственная, кто не был с ним в постели. «Я участвовал в съемках рекламы матрасов с остальными дамами», – пояснил он. К тому времени Маск считала себя «королевой халатов Sears», даже не мечтая о неделях моды.

«Красивая женщина, которая чудовищно одевается», – так о Мэй Маск отозвалась ее будущая подруга и стилистка Джулия Перри, впервые увидев Мэй преподающей на курсах моделей. Мэй Маск не привыкла шикарно одеваться: сначала ее мать шила одежду всем детям, потом она сама села за машинку ради модных брюк-клеш и платья-колокола, а на показах об одежде заботились стилисты. Даже выглядя иконой стиля в съемке Hypebeast с молодежными уличными брендами, Маск до сих пор считает, что не научилась одеваться самостоятельно: «Найдите себе подругу, которая стильно выглядит, и берите с собой на шоппинг», – советует она в своей книге.

Все ее дети стали работать, будучи подростками. Сама Мэй с сестрой начала подрабатывать в клинике отца-хиропрактика, когда им было по 12 лет. По утрам и вечерам они занимали пост администраторов, принимая звонки от клиентов, делая им чай и проявляя рентгеновские снимки. «К нам  относились как к взрослым, которым можно доверять», – пишет она, считая, что именно это позволило всем детям Хальдеманов стать предпринимателями – и всем детям самой Мэй. Ее дочь Тоска еще в восемь лет начала преподавать этикет и хореографию в модельной школе матери, а Илон в 12 лет разработал компьютерную игру BLASTAR, за которую ему заплатили $500. Мэй говорит, что никогда даже не проверяла домашнюю работу детей – она просто позволяла им заниматься их интересами. (Сейчас Тоска – режиссер и основатель стримингового сервиса Passionflix, а Кимбал – ресторатор.)

15-летняя Тоска Маск продала дом матери без ее ведома. Когда Илон и Кимбал приняли решение получать образование в Канаде, Мэй отправилась следом на небольшую разведку – узнать, получится ли там продолжить обе свои карьеры. Но когда через три недели она вернулась в Йоханнесбург, то обнаружила, что Тоска уже нашла покупателей для их дома, всей мебели и автомобиля. Мэй оставалось лишь подписать документы и признать, что им всем следует переехать в Канаду. «Если член вашей семьи выдвигает дельное предложение, прислушайтесь к нему», – пишет она. Бойкая Тоска не получила даже выговора. К тому же, переезд оказался на пользу Мэй: в ЮАР она уже исчерпала карьерные возможности, а опасения насчет скудных знаний французского оказались напрасными – она нашла работу в англоговорящем Торонто.

Мэй никогда не отказывается от помощи. Казалось бы, сильные женщины только и говорят о том, как нужно надеяться лишь на себя – но не Мэй Маск. При перелете в Канаду авиакомпания потеряла чемодан с ее вещами. Будучи в сложном финансовом положении и снимая однокомнатную квартиру с тремя детьми, женщина не могла позволить себе новую одежду и донашивала куртки за родственниками-канадцами. Когда она приходила на глянцевые съемки в своих южноафриканских сандалиях, местные модели перечисляли комиссионные магазины, где можно купить туфли за $19. В аэропорту продолжали разводить руками. Однажды ее новый знакомый, услышав, что Мэй носит верхнюю одежду Илона, поехал вместе с ней в аэропорт. «Я ее адвокат. Найдите ее багаж», – заявил он. «Он был бухгалтером, – пишет Мэй. – На следующий день мой чемодан нашли в Мехико и вернули». «Принимайте помощь от незнакомцев – это сделает вас счастливыми», – советует она.

Илон Маск редактировал книгу матери о диетологии. Старший сын Мэй оказался не только ценным сотрудником для Microsoft, но и строгим редактором. Когда Мэй предложили написать книгу о диетологии, она сочинила пространный манускрипт «о калориях, метаболизме, нутриентах – сплошь интригующих вещах». Но когда во время совместной поездки в Нью-Йорк Илон взял почитать распечатку, то вынес вердикт: скука смертная. «Чего ради к тебе приходят двадцать пять клиентов в день?» – спросил он. «За советами по питанию», – ответила мать. «Вот и напиши им советы по питанию». Кимбал редактировал готовую книгу пять раз. Тоска говорит, что она делала это шесть раз. «Я счастлива иметь семью, в которой люди помогают друг другу стать успешными», – пишет Мэй. Илон впоследствии создал для мамы ее первый профессиональный сайт – в обмен на лекцию о диетологии, которую она прочитала его коллегам.

В 61 год она появилась на обложке журнала обнаженной – и беременной. «Я не боюсь отказов или оскорблений. Когда я работала моделью, мне отказывали девять раз из десяти», – пишет Мэй, Особенно трудно ей пришлось, когда она перестала красить волосы: с седой моделью не хотели сотрудничать даже ее собственные агенты. Приходилось искать работу самостоятельно. И она находила ее, даже набрав вес: когда появился запрос на реалистично выглядящих моделей, Мэй стала единственной в ЮАР плюс-сайз и возрастной моделью – в одном лице. В 61 год ей предложили сняться обнаженной для обложки New York в «позе Деми Мур». Посоветовавшись с детьми, она пришла к выводу, что это респектабельный журнал – почему бы и нет? Художники к тому же прифотошопили ей беременный живот другой модели: статья была посвящена женщинам, рожающим после 50. «Они выставили яркий свет, и я выглядела на все 70», – пишет Маск. Фото стали вирусными.

«Быть 71-летней прекрасно», – пишет Мэй сейчас. «Нужно просто всегда строить для себя план. Он может не сработать, и тогда вам нужно всего лишь построить другой».

Марина Мойнихан, TK Media

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

В Украине уже 548 случаев коронавируса. Прибавилось как летальных случаев, так и тех, кто выздоровел

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Трамп: Путин просит о снятии санкций вот уже два года

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Эпидемия коронавируса в Нью-Йорке и Италии замедляется — лауреат Нобелевской премии Левитт

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Емец: наши реформы «не понравились» Супрун

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

ЕС даст Украине 80 млн евро на борьбу с коронавирусом

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

В Telegram появились папки для чатов и статистика канала

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

В Верховной Раде поддержали «антиколомойский» закон

НОВОСТИ

Верховная Рада назначила Марченко главой Минфина, Степанова — главой МОЗ

НОВОСТИ

В Украине зафиксирован 12-й летальный случай от коронавируса

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Пересменка на станции «Академик Вернадский»: украинская экспедиция уже на пути в Антарктиду

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Принц Чарльз прекратил самоизоляцию. Он провел в ней 7 дней