Zhadan & Zabuzhko: за что запад полюбил сучукрлит

Zhadan & Zabuzhko: за что запад полюбил сучукрлит

Как в мире переводят, изучают и оценивают украинских писателей

В январе украинская литература преподнесла нам новый повод для гордости: сборник рассказов Оксаны Забужко «Здесь могла быть ваша реклама» попал в список самых ожидаемых иностранных книг по версии The New York Times. Рассказываем, кто еще из наших соотечественников растопил сердца западных критиков.

В апреле 2013-го на английский язык перевели первый роман Сергея Жадана «Депеш Мод». Обеим сторонам сейчас вряд ли комфортно вспоминать об этой публикации: книгу выпустило издательство Glagoslav, которое чуть позже подарило англоязычному миру переводы книг скандального экс-министра культуры РФ Владимира Мединского, звезды базы «Миротворец» Евгения Гришковца и прокремлевского телеведущего Владимира Соловьева. Но читатели были рады: на Amazon можно найти массу хвалебных рецензий, в которых историю о харьковских субкультурщиках сравнивают с романом «На игле» Ирвина Уэлша. Критики, в свою очередь, не гнушались объявить Жадана новым наследником Курта Воннегута и Уильяма Берроуза.

«Ворошиловград» был издан в США уже под крылом независимого издательства Deep Vellum, которое недавно перевело еще и сборник «Жизня» Олега Сенцова. С тех пор Жадан перекочевал в обойму издательства Йельского университета – и в категорию переводного мейнстрима: сборник «Месопотамия» сейчас продается на сайте американской сети Walmart за $12 с кричащей пометкой «осталось всего 2 штуки!» Aspen Review сравнивает роман «Интернат», в котором учитель в разгар войны на Донбассе спасает своего племянника, со знаменитым постапокалипсисом Кормака Маккарти «Дорога». А вот американская колумнистка отзывается о «Ворошиловграде»: «Проза Жадана так же легковоспламенима, как его страна». (Имея в виду не только революции: когда девушка отдыхала в Карпатах, ее домик сгорел – вместе с копией «Ворошиловграда».)

Сайт American Documentary, популяризующий документальное кино, советует почитать «Ворошиловград» и «Месопотамию», чтобы лучше понять фильм о Донбассе «Отдаленный лай собак», который в прошлом году попал в шорт-лист «Оскара». А влиятельный журнал для издателей Publishers Weekly пишет о романе, который впоследствии превратится в фильм «Дике поле», следующее: «Хотя яркое воображение и богатый лиризм Жадана неприятно контрастируют с его стереотипными женскими персонажами, читателей тронет его преданность земле чарующей красоты, высоких небес и чернозема». Поэзия Жадана часто напоминает критикам Чарльза Буковски, но «Ворошиловград» чаще сравнивают с т.н. «пограничной прозой» – например, «Детьми полуночи» Салмана Рушди, где Индия (как жадановский Донбасс) пытается определиться со своей идентичностью.

Сергей Жадан махнулся романами с финской писательницей Софи Оксанен. Фото: @SofiOksanen<br>
Сергей Жадан махнулся романами с финской писательницей Софи Оксанен. Фото: @SofiOksanen

Институт Харримана при Колумбийском университете создал целый курс современной украинской литературы, потому что искусство, по мнению его авторов, позволяет понять трансформацию Украины в XXI веке лучше, чем «обсуждения газопроводов, Зеленых человечков и кредитов МВФ». Помимо Жадана, их лекции посвящены Тарасу Прохасько, Андрею Куркову, Софии Андрухович и Юрию Винничуку. В Британии последний издается уже упомянутым нам «Глагославом», и сборник 2016 года «Фантастические миры Юрия Винничука» заслужил хвалебные отзывы в академической среде – хотя рецензентка Кембриджского университета и сетует, что в книгу включили лишь отрывки из романов писателя. «Шедевры вроде «Мальва Ланда» и «Танго смерти» заслуживают быть прочитанными во всей своей полноте», – пишет она, называя книгу бесценным ресурсом для всех иностранцев, интересующихся культурой западной Украины.

Одной из первых антологий сучукрлита, изданной в США, был сборник From Three Worlds под редакцией Эда Хогана в 1996 году. Журнал Boston Review, обозревавший антологию после ее выхода, особенно отметил двух поэтесс: Наталку Белоцерковец и Оксану Забужко, назвав последнюю «одной из самых противоречивых фигур украинской литературы» (за четверть века, кажется, в этом плане мало что изменилось). А вот изданный в 2011 году английский перевод «Полевых исследований украинского секса» получил противоречивые отзывы: рецензент Рочестерского университета пишет, что читать эту книгу – «все равно что заниматься плохим сексом»: мол, провокационная тема обеспечила роману популярность на родине, но в США этим никого не удивишь.

Зато журналистка арт-издания Numero Cinq нашла совсем иное сравнение: «читать Забужко, – пишет она, – это все равно что быть проглоченным змеей. Украинская история и идентичность поглощают тебя целиком».  Автор называет Забужко поэтическим гением, сравнивая ее с культовой Сильвией Плат, и советует иностранцам скорее знакомиться с писательницей: «Эта книга не исключительно о том, каково быть украинцем – она о том, каково стоять на коленях под весом любой культуры».

Обложка американского издания «Полевых исследований украинского секса». Фото: Zoran Rosko
Обложка американского издания «Полевых исследований украинского секса». Фото: Zoran Rosko

Может показаться, что Юрия Андруховича за границей читают только в диаспоре: сборник его эссе My Final Territory, напечатанный в 2018 году издательством Университета Торонто, не получил громких рецензий в мейнстримной прессе. Но это ложное впечатление: например, поэт Джон Хеннесси в недавнем интервью британскому изданию The Berkshire Eagle рекомендует «Песни для мертвого петуха» авторства Андруховича наряду с английским классиком Лоуренсом Дарреллом.

Неожиданно широкую иностранную аудиторию завоевала Таня Малярчук, которую в 2018 году на родине требовали убрать из школьной программы из-за «развратных» сцен. Например, блогер из Греции пишет, что постсоветская Украина в романе «Биография случайного чуда» напомнила ей собственную страну, «которая системно подводит свой народ». В Австрии и Германии книга получила особо теплый прием (Falter Magazine так и вовсе сравнивает Малярчук с Кафкой и Томасом Бернхардом), но писательница и сама активно работает на эту аудиторию – в 2018 году она впервые попробовала написать рассказ на немецком языке и получила за него премию Ингеборг Бахманн в размере 25 тыс. евро.

Таня Малярчук с трофеем – литературным призом им. Ингеборг Бахманн
Таня Малярчук с трофеем – литературным призом им. Ингеборг Бахманн

Но эта дорога уже была проторена Любко Дерешем в 2000-х: после выхода немецкоязычной версии его романа «Культ» писатель заслужил в Германии звание «украинского вундеркинда». Его «Намiр» немного охладил пыл иностранных фанатов: немецкий ежедневник Der Tagesspiegel подчеркивал, что Дереш – «из тех детей-гениев, чей талант пересиливает их способность к развитию».

Сейчас контакт зарубежного читателя с украинским автором силен как никогда. Еще несколько лет назад блогеры получали от издательств копию «Черного ворона» в сомнительной обложке и пытались понять, чем otaman отличается от Ottoman, но сейчас могут найти украинские романы на любой вкус. Так, в 2018 году переводчица-полиглот Зеня Томпкинс основала агентство TAULT, призванное вывести отечественных писателей на мировой рынок; помимо Малярчук и Дереша оно уже представляет Василя Махно, Артема Чапая, Мирослава Лаюка и Алексея Чупу. Американка Кейтлин Гарсия в 2017 году создала англоязычный литературный журнал Apofenie, продвигающий литературу восточной Европы, где вышло уже два «чисто украинских» выпуска. У базирующегося в Айдахо издательства Lost Horse Press появилась серия украинской поэзии, где изданы сборники Ирины Старовойт и Юрия Издрыка; в прошлом году ее представили на Львовском книжном форуме и «Мистецьком Арсенале».

Интерес к «Новому Востоку» на западе еще далеко не исчерпался: издательство Университета Небраски недавно опубликовало очередной чернобыльский трэвелог, а британский путешественник Рори Маклин приехал в Украину, чтобы сравнить нынешние реалии с 1980-ми для своей новой книги о постсоветских республиках. Так что можно точно сказать: востребованность аутентичных голосов «сучукрлита» за рубежом будет только расти.