Некомпетентная аферистка или талантливый реформатор: что делала Гонтарева на посту главы НБУ

Некомпетентная аферистка или талантливый реформатор: что делала Гонтарева на посту главы НБУ

И каковы итоги её деятельности для Украины.

Летом 2014 года украинское государство находилось на грани коллапса. События Майдана, повлёкшие за собой бегство президента Януковича и его окружения, спровоцировали сильнейший кризис за всю новейшую историю Украины. Экономика страны, серьёзно подорванная коррупцией, истощением золотовалютных резервов, аннексией Крыма и военным конфликтом в Донбассе, пребывала в глубоком упадке. Украина находилась на грани дефолта. 

Фото: Мстислав Чернов
Фото: Мстислав Чернов

В июне 2014 года на тот момент едва избравшийся президент Пётр Порошенко предлагает на должность главы Национального банка Украины банкира и предпринимателя, председателя совета директоров группы компаний «Инвестиционный Капитал Украина» (ICU) Валерию Гонтареву. 19 июня парламент поддерживает эту кандидатуру, отдав ей 349 голосов. Впоследствии Гонтарева станет одним из самых спорных и неоднозначных чиновников эпохи Порошенко. 

Для Украины период, когда она возглавляла Нацбанк, запомнится наибольшей девальвацией гривны за всю историю: 128%. Также при Гонтаревой был ликвидирован 91 банк, а общая сумма оставшихся в них депозитов украинцев превышала 135 миллиардов гривен. 

Тотальное обнищание граждан Украины и сильнейшее обесценивание национальной валюты вследствие действий Валерии Гонтаревой отрицать глупо; тем не менее, ряд политиков и экспертов позитивно оценивают результаты её работы. Так кем же была Гонтарева: аферисткой и коррупционеркой, разрушившей банковскую систему страны, или талантливым реформатором-технократом, чьи действия невозможно адекватно оценить за столь короткий промежуток времени? 

Оздоровление финансовой системы, контроль за банковским сектором и национализация «Привата»: чем занималась Гонтарева в НБУ 

Едва вступив в должность, новая глава Нацбанка начала сокращение штата. В августе 2014 Гонтарева заявила, что аппарат НБУ раздут и его можно сократить на 80 %. На момент ухода с поста в 2018 году из 10 тысяч сотрудников Национального банка Украины были уволены 6 тысяч, что составило 60% от общего штата. Это позволило оптимизировать работу Центробанка, убрав оттуда лишний «балласт» чиновников. 

Операционный зал НБУ. Фото: пресс-служба
Операционный зал НБУ. Фото: пресс-служба

Пожалуй, одним из самых спорных действий Гонтаревой было «оздоровление банковской системы». То есть, говоря проще, ликвидация значительной части украинского банковского сектора. За время своего пребывания на посту глава НБУ целенаправленно вывела с рынка 91 банковское учреждение (из 180 существовавших в Украине на тот момент). Лишь 3 банка спустя некоторое время смогли снова вернуться к работе. Это привело к потере более чем 40 миллионов долларов вкладов частных лиц, уверен политолог, директор аналитического центра ИНПОЛИТ Сергей Быков

Сергей Быков
политолог, директор аналитического центра «ИНПОЛИТ»

«При её руководстве поднималась учётная ставка, что негативно повлияло на кредитный портфель банков. Также во время её правления НБУ вышел из-под парламентского контроля, что привело к фактической бесконтрольности Нацбанка».

Похожую мысль высказал и экономист Александр Дудчак. По мнению эксперта, деятельность Гонтаревой на посту главы Национального банка Украины происходила в интересах тогдашнего правящего класса, в частности, президента Порошенко. В то время, когда осуществлялось банкротство мелких и средних банков, параллельно происходило усиление крупных игроков. В частности, по мнению Дудчака, улучшилось положение «Международного инвестиционного банка» Порошенко. 

Впрочем, следует отметить, что «Международный инвестиционный банк», принадлежащий экс-президенту Украины, является во многом лишь «pocketbank» — «карманным банком» крупного предпринимателя, который обслуживает преимущественно его же компании. О сколь бы то ни было серьёзном влиянии банка Порошенко на финансовую систему Украины говорить не приходится. 

Политолог, руководитель центра «Третий сектор» Андрей Золотарёв также в целом негативно оценивает итоги деятельности Гонтаревой. По его мнению, сегодня уставной капитал многих банков с подачи экс-главы НБУ наполнен ОВГЗ – облигациями внутреннего государственного займа, а не реальными деньгами. 

Андрей Золотарёв
руководитель центра «Третий сектор»

«Ей удалось существенно продвинуть украинскую банковскую систему в приведении к западным стандартам — это очевидно. Но какой ценой? Ценой «банкопада», за который нужно ответить».

В том числе и в связи с массовой ликвидацией банков до самого минимума за все годы независимости «просела» национальная украинской валюта. Именно при Гонтаревой гривна, стоившая на момент её прихода в НБУ 12 гривен за доллар, «улетела» до рекордных 33 в феврале-апреле 2015 года. На чёрном рынке доллар тогда стоил более 40 гривен – абсолютный антирекорд за всю новейшую историю Украины. 

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

Такие показатели в обменных пунктах усилили панику населения, которое массово бросилось снимать депозиты и вкладываться в иностранную валюту, что лишь усугубило кризис. После этого перед Гонтаревой была поставлена задача стабилизировать гривну, что и было сделано впоследствии на уровне 24-26 гривен за доллар за счёт использования золотовалютных запасов и траншей от МВФ. 

Простые украинцы в большинстве своём негативно восприняли реформы, проводимые Валерией Гонтаревой. Вследствие её действий население начало массово беднеть, ведь национальная валюта упала в 3 раза, а из-за массовой ликвидации банков многие граждане Украины лишились своих вкладов по депозитам. Тем не менее, несмотря на негатив со стороны обычных украинцев, некоторые эксперты положительно оценивают действия Гонтаревой на посту главы НБУ. 

К примеру, экономист Борис Кушнирук уверен, что Гонтарева максимально очистила банковский сектор и создала гораздо более прозрачную систему контроля за деятельностью банков, чем та, что была до неё. По мнению эксперта, на момент 2014 года финансовая система Украины была полностью нежизнеспособной из-за последствий экономического кризиса 2008 года, а также в силу неэффективного менеджмента как непосредственно Нацбанка, так и множества частных банков. Большинство из ликвидированных Гонтаревой банковских учреждений были фактическими банкротами, которые держались «на плаву» лишь благодаря схемам с рефинансированием и попустительству со стороны НБУ. 

Борис Кушнирук
экономист, эксперт-аналитик

«Гонтарева — врач, сказавший больному, что у него рак и сделать уже ничего нельзя. Она получает супер-негатив в свой адрес, хотя она лишь констатирует факт… при том, что она должна была выполнить эту неприятную работу по закрытию неликвидных банков. Необходимо было закрыть более 100 банков».

По мнению эксперта, главным провалом Гонтаревой была её монетарная политика по сдерживанию инфляции и девальвации гривны, во многом продиктованная давлением со стороны политических и финансово-промышленных групп внутри Украины. Тем не менее, считает Кушнирук, в сложившейся в 2014 году ситуации курс гривны не мог не обвалиться, поэтому обвинять в обвале одну лишь Гонтареву недальновидно. Что касается «зачистки» банковского сектора, то это – однозначно позитивный момент, который оздоровил и стабилизировал украинскую экономику, резюмирует Кушнирук. 

С ним частично солидарен и политолог Никита Трачук. По его мнению, успех подобных реформ взвешенно оценивается лишь спустя как минимум несколько политических циклов. 

Никита Трачук
политолог

«Мы можем лишь предположить, какие позитивные либо негативные последствия возымеют действия Гонтаревой спустя 10-15 лет. Очевидно, что ликвидация фактически обанкротившихся банков – необходимый, хотя и болезненный шаг. Однако в краткосрочной перспективе итог реформ Гонтаревой – обнищание украинцев за счёт девальвации национальной валюты и потери вкладов, а так же всё ещё едва живая экономика».

Тем не менее, международные финансовые партнёры Украины (в частности, МВФ) высоко оценивают деятельность Гонтаревой на посту главы Нацбанка. По мнению ряда западных СМИ, а также представителей ЕС и стран «Большой восьмёрки», НБУ при Гонтаревой начал действовать независимо от интересов олигархов, осуществляя современную денежную и валютную политику, подобную политике Европейского центрального банка или американской Федеральной резервной системы. Предшественники Гонтаревой же, наоборот, хотели в первую очередь любой ценой поддерживать стабильный курс гривны, в том числе и за счёт золотовалютных резервов.

Валерия Гонтарева и Кристин Лагард. Фото: пресс-служба НБУ.
Валерия Гонтарева и Кристин Лагард. Фото: пресс-служба НБУ.

Особенно западными партнёрами превозносится национализация Гонтаревой «ПриватБанка» — крупнейшего банка страны, ранее принадлежавшего олигарху Игорю Коломойскому (что само по себе нонсенс, ведь во многих развитых странах самые крупные банки всегда являются государственными). Известно, что МВФ был основной институцией, которая «давила» на Украину, принуждая последнюю национализировать банк. По словам самой Гонтаревой, «ПриватБанк» был «большой проблемой», так как его менеджмент был крайне неэффективен, что являлось угрозой для финансовой стабильности всего украинского государства. 

«Когда мы изучили этот банк, мы узнали, что там нет не то что капитала — там нет никаких активов. Поэтому после национализации… государство влило 150 миллиардов капитала… Потому что там была пустота», — заявляла Гонтарева на одной из лекций в Лондонской школе экономики

По итогам независимого аудита, проведённого после национализации, «ПриватБанк» пришлось докапитализировать ещё на 34 миллиарда гривен. По состоянию на текущий момент, банк уже 2,5 года пребывает в собственности государства, оставаясь при этом самым крупным банком страны по количеству клиентов, вкладов и проводимых транзакций. 

За почти 4 года работы на посту главы НБУ Валерия Гонтарева нажила себе немало врагов в лице бизнесменов, политиков, олигархов и представителей финансово-промышленных групп. Как правило, это те люди, чьи бизнес-интересы пострадали от её действий. Итогом стала массированная пиар-кампания в СМИ против Гонтаревой, которая была с одобрением встречена населением, разочарованным ухудшающейся экономической ситуацией. 

10 апреля 2017 года глава НБУ официально подала прошение об отставке, которое было удовлетворено год спустя, 15 марта 2018 года. Гонтарева заявила, что «выполнила свою миссию» по оздоровлению банковской системы Украины и реформированию Нацбанка, после чего переехала в Великобританию. Там она проживает по сей день вместе с семьей, занимаясь преподавательской деятельностью в Лондонской школе экономики и не планируя возвращаться в Украину. Также Гонтарева привлечена к реформированию банковской системы Туниса в качестве эксперта-консультанта. 

А ещё год спустя, в разгар президентской гонки в Украине, Генеральная прокуратура Украины неожиданно объявила о подозрении в отношении Гонтаревой. Её хотят допросить о возможном расхищении бюджетных средств по так называемому «делу Курченко». Сама же экс-глава НБУ заявила, что не собирается являться ни на какие допросы, а дело считает сфабрикованным.

«Дело Курченко»: какое отношение к нему имеет Гонтарева и причём здесь Коломойский? 

Первое подозрение Валерии Гонтаревой было обнародовано в марте 2019 года прокурором Константином Куликом, который расследовал «схемы Курченко». Помимо экс-главы Нацбанка, вызов на допрос получил также бывший глава АП и экс-собственник медиа-холдинга UMH Борис Ложкин (именно этот холдинг был продан Курченко), замглавы АП, юрист Алексей Филатов, а также совладельцы компании ICU, где ранее председательствовала Гонтарева: Константин Стеценко и Макар Пасенюк. Однако тогда уже на следующий день в дело вмешался лично генеральный прокурор Юрий Луценко, вследствие чего подозрение Гонтаревой было отменено. 

Фото: УНИАН
Фото: УНИАН

Напомним, «дело Курченко» заключается в масштабной схеме «младоолигарха» эпохи Януковича Сергея Курченко по завладению рядом государственных и бизнес-активов в интересах «Семьи». Также схема использовалась для отмывания денег и вывода их за рубеж. Оформлением документации, по версии ГПУ, занимался Алексей Филатов, а Валерия Гонтарева, находясь тогда на руководящем посту в компании ICU, вместе со Стеценко и Пасенюком якобы содействовала этой схеме, помогая структурам Курченко в выводе средств за границу. По различным оценкам, убытки государства по «делу Курченко» составляют от 14 до 18 миллиардов гривен.

6 августа 2019 года расследование в отношении Гонтаревой вновь активизировалось. На сайте ГПУ появилась информация о том, что 12 августа экс-главу НБУ ждут на допросе по «делу Курченко». Также в прокуратуре в тот же день хотят пообщаться с Филатовым и Стеценко. 

Правда, в данный момент расследование ведётся в отношении лишь одной из афер по «курченковской схеме». ГПУ пытаются инкриминировать Гонтаревой соучастие в финансовом преступлении «стоимостью» 2 миллиарда гривен. По версии следствия, в феврале 2014 года Филатов с Гонтаревой и Стеценко содействовали Сергею Курченко в завладении средствами «Аграрного фонда», позволив прокрутить преступную схему в интересах «семьи Януковича». Суть махинации с облигациями «Аграрного фонда» заключалась в краткосрочной операции РЕПО: выпуск ценных бумаг, чтобы в дальнейшем продать их банкам для получения оборотных средств, а позднее выкупить с дисконтом.

На практике вышло иначе: ОВГЗ положили на депозитный счет «Брокбизнесбанка», принадлежащего Курченко (к слову, именно этот банк одним из первых был ликвидирован Гонтаревой уже на посту главы НБУ), откуда уже сам банк продал их НБУ. Центробанк перевёл 2 миллиарда гривен «Брокбизнесбанку», но обратного выкупа облигаций не последовало. Полученные за них деньги были выведены за границу, а банк Курченко вскоре ликвидировали. Посредником в обеспечении этих сделок, по версии ГПУ, как раз и выступала компания ICU в лице Гонтаревой, Пасенюка и Стеценко.

Сама Гонтарева отрицает все обвинения. По её словам, к Курченко она не имеет никакого отношения. На допрос в прокуратуру экс-глава Нацбанка, очевидно, также прилетать не планирует. 

«Я ничего к этому делу не имею, даже рядом не проходила. Я… работаю и живу в Лондоне, поэтому они знают мой адрес и могут присылать мне все иски или приехать ко мне в Лондон… Жду их в Лондоне, если они хотят меня увидеть», — прокомментировала Гонтарева повестку в ГПУ. 

Экономист Сергей Фурса уверен, что «реанимирование» дела против Гонтаревой является следствием возвращения в Украину олигарха Игоря Коломойского, для которого бывшая глава Нацбанка является личным врагом из-за истории с национализацией «ПриватБанка». 

Сергей Фурса в эфире «24 канала»
экономист

«Дело по бывшей руководительнице НБУ Валерии Гонтаревой активизировалось на совсем пустом месте. Это…  результат возвращения Игоря Коломойского в Украину. И никоим образом не следствие стараний НАБУ, САП или особенно ГПУ».

По мнению Фурсы, у новой власти в лице президента Владимира Зеленского и его команды нет никакого резона преследовать Гонтареву, ведь эти преследования – исключительно политического характера. Единственное, зачем сейчас могут преследовать Гонтареву – чтобы «сделать приятно Коломойскому», считает экономист. 

Подобных взглядов придерживается и экс-президент Украины Пётр Порошенко, который сегодня и сам является фигурантом многочисленных уголовных дел. Он считает, что Гонтарева всегда действовала в интересах Украины, а также имела «нулевую толерантность к коррупции». Из-за этого ей «многие мечтают отомстить», заявил Порошенко в интервью «Украинской правде», очевидно, также намекая на Коломойского. 

Деятельность Гонтаревой в НБУ: выводы и итоги

Валерия Гонтарева занимала пост главы Национального банка Украины в течение практически 4 лет. За это время она стала одним из самых неоднозначных и противоречивых чиновников эпохи Порошенко и «майданного» правительства. Её реформы высоко оценивают некоторые украинские эксперты, а также западные экономисты, СМИ и международные финансовые организации. Тем не менее, в самой Украине мнения о деятельности Гонтаревой преимущественно крайне негативные. 

С точки зрения кошелька простых украинских граждан, эпоха Гонтаревой ознаменовалась сильнейшей инфляцией, обесцениванием национальной валюты на 128%, «банкопадом» и обнищанием населения. От главы НБУ ожидали наполнения экономики деньгами, активизации финансовых рынков, возрождения фактически умершего внутреннего кредитования, пресечения схем с рефинансированием банков, стабилизации курса гривны, etc. Однако ничего из этого фактически сделано не было. Ряд видных украинских экспертов также в целом негативно оценивают период работы Гонтаревой в Нацбанке. 

К примеру, политолог Константин Бондаренко уверен, что Гонтарева – настоящий профессионал, действовавший, однако, не в интересах Украины. 

Константин Бондаренко
политолог

«Валерия Гонтарева принадлежит к особой группе в окружени Порошенко — группе инвестбанкиров. Инвестбанкиры обычно входят в конфликт с существующей банковской системой из-за специфики работы. Неудивительно, что свою деятельность на посту главы Нацбанка Гонтарева начала с ликвидации многих коммерческих банков, по некоторым из них (как в случае с банком «Форум») принимались политические решения и репрессивные меры. Гонтарева — отличный профессионал в финансовой сфере, но одновременно и циничный, жёсткий исполнитель политических заказов. Она была предана Порошенко, считалась «бухгалтером Порошенко». Говорить о реформе банковской сферы во времена Гонтаревой не приходится: наоборот, банковская сфера при ней оказалась максимально зарегулированной. Прыжки гривны по отношению к доллару позволяют говорить о коррупционной составляющей процесса, который позволил некоторым лицам заработать до 2-2,5 млрд. долларов. То, чего действительно ожидали от Гонтаревой (снижение кредитных ставок, уменьшение регулятивных функций Центробанка, амнистия капиталов) не произошло: ставки по кредитам выросли с 16% до 24%, сделав развитие бизнеса в Украине просто невозможным. Эксперименты с валютой (ограничительные меры по выдаче наличных, жесткое декларирование) не дали делаемого эффекта. К сожалению, алчность команды Порошенко привела к тому, что реформа банковской сферы так и не осуществилась».

Тем не менее, экспертное сообщество сходится во мнении, что некоторые действия Гонтаревой были хоть и болезненными, но необходимыми мерами по пресечению фактического банкротства страны. Вывод с рынка почти 100 неликвидных банков, около половины из которых имели непрозрачную структуру собственности либо использовались для отмывания денег и выдачи фиктивных кредитов своим же владельцам, действительно оздоровил финансовую систему Украины и вместе с реструктуризацией Яресько и помощью от МВФ позволил избежать дефолта в период 2014-2015 годов. Да и курс в конечном итоге стабилизировался, пусть и на довольно высоких показателях. 

Таким образом, свою базовую задачу – не допустить коллапса всей банковской системы страны – Гонтаревой выполнить удалось. Проблема заключается в том, что от неё ожидали более значительных результатов и успехов экономического плана, которых в силу совокупности различных причин так и не последовало. Однако глупо обвинять в этом одну лишь Гонтареву, ведь, помимо главы Нацбанка, вопросы следует задавать также правительствам Яценюка и Гройсмана и лично экс-президенту Порошенко, чьей креатурой была Гонтарева. О том, пошли ли в долгосрочной перспективе на пользу Украине реформы Гонтаревой, можно будет с уверенностью говорить лишь через 10-15 лет. По состоянию же на данный момент можно констатировать, что бывшая глава НБУ не справилась с возложенными на неё обязательствами и ожиданиями по возрождению украинской экономики, однако сумела выполнить базовый минимум – удержание банковской системы Украины от коллапса и банкротства. 

Виктор Опанасенко, специально для TK Media