Один и тот же дьявол за спиной: как мы оказались между гражданами и людьми

Один и тот же дьявол за спиной: как мы оказались между гражданами и людьми

Сначала мы меняем право голоса на гречку, а потом—достоинство на трусость.

Граждане разделились на две части. Первые требуют соблюдать их конституционные права и вводить ограничения по законной процедуре. Вторые оправдывают действия власти в обход процедур критической ситуацией.

Первые — граждане. Вторые — люди.

Во втором случае нет ничего страшного в том, чтобы бояться и в силу собственного страха позволять государству нарушение и ограничения прав, свобод всех или отдельных граждан по симптомам, вероисповеданию, национальности.

Можно даже допустить геноцид в отношении отдельных групп или народов. В конце концов, что такое Конституция и права человека когда речь — наконец-то, впервые за 28 лет — идёт о здоровье и жизни граждан? Ничто. Давайте сначала вылечим, а потом уже начнём Конституцию уважать, если что-то другое не случится.

В первом случае приятно чувствовать, что достоинство внутри тебя сильней страха. Это не практично, романтично, авантюристично, глупо, приятно и эгоистично, конечно. Позволить себе достоинство, критику действий государства и власти, отстаивать свои права может только самовлюблённый эгоист.

Гражданин, которого не волнует то, что в его стране, из-за его законных требований могут умереть люди, которые не хотят умирать и которые согласны жить в критической ситуации без прав и свобод. И не нужно пафосной чуши про то, что там где начинаются «люди» — заканчивается «человек».

Шучу, нужно. Потому что сначала мы меняем право голоса на гречку, а потом — достоинство на трусость. И в первом, и во втором случае за нашей спиной стоит один и тот же дьявол, который шепчет нам: «Успокойся! Всё равно они всё решат без тебя! Просто выжми для себя максимум из этой ситуации».

Максимум грамм или может быть даже два килограмма.