«Для спасения Украины нужно национализировать самые важные предприятия». Главное из нового интервью Коломойского

«Для спасения Украины нужно национализировать самые важные предприятия». Главное из нового интервью Коломойского
Игорь Коломойский, censor.net
28.08.2019 16:40 983

Олигарх Игорь Коломойский снова дал интервью. Теперь — сайту Censor.net.

О себе и Зеленском

«Я — свободный радикал, «токсичная» личность. При том, что я всегда был в оппозиции, но всегда я был токсичен».

«Коэффициент полезного действия Зеленского надо будет измерить тем, сколько человек вернется в Украину. Мы стартуем сейчас с 35 миллионов жителей в стране — это результат независимого анализа. Возвращение людей – это его KPI. Если будет 38 миллионов (+10%), значит, нужно Зеленского избирать на второй срок. А если будет 35, то — ауфвидерзейн».

О возможной амнистии капиталов

«Это все туфта – амнистия капиталов. Потому что, когда людям нечего жрать, а кто-то рассказывает, что он заработал миллионы и готов за это заплатить какую-то ерунду, типа миллион украл, а 50 тысяч готов заплатить. Люди не воспримут такую мораль. Неправомерно заработал или правомерно заработал, но все равно украл. Или воспользовался тяжелым положением — это все равно украл. За сколько бы ни купил в то время предприятие по приватизации – все равно украл. Если купил компьютер за 100 долларов, продал за тысячу — украл».

О конфликте СБУ и «Криворожстали»

Я не просто поддерживаю [уголовное дело СБУ по «Криворожстали"], я считаю, что нужно отбирать предприятия, где плохая экология, отдавать государству и заниматься очисткой. При Советском Союзе с этим боролись, там если ты не сделал чего-то, то за взятку откупиться было нельзя.

Игорь Коломойский
украинский олигарх

«Они просто грабят страну, когда экономят деньги на очистке выбросов. Вот был президент в Кривом Роге. Мне после этого позвонили и спросили – «Вы «Криворожсталь» хотите купить?» Нормально вообще? Звонят с утра. С утра я плохо соображаю. Звонят спрашивают – «Если Вас интересует «Криворожсталь», так Миттал готов вам ее продать». Я спрашиваю: «А что привело вас к такому звонку?» «Так президент же был там». Даже не понимают, что президент сам из Кривого Рога, ему не надо объяснять, что такое плохая экология, он сам этим дышал».

«Я вам готов расписаться, что я не покупаю ничего за ближайшие пять лет. Не куплю никакие предприятия, не заберу, не отниму. Меня не интересуют никакие активы, я хочу сейчас одно — чтобы тарифы снизились в стране, это спасет экономику и позволит сохранить людей от выезда. Потому что если этого не будет, тогда нам капец. Нам как стране — это в широком смысле. Все скажут, что если при его богатстве он так говорит, то что делать нам, бедным людям? Я больше могу сказать, что если для того, чтобы Украина выжила, надо стать не то что социал-демократом, а коммунистом, то я тоже на это готов. Я готов все сдать и стать, допустим, простым директором завода, как было у большевиков при НЭПе».

Для спасения Украины необходима всеобщая национализация крупных государствообразующих предприятий плюс национализация разработки недр земли, то есть в нескольких отраслях нам нужен государственный капитализм.

Игорь Коломойский
украинский олигарх

Об олигархах

«Только по схеме «Роттердам+» грабеж за три с половиной года я оцениваю в 4,2 млрд долларов».

«Уже все прожрали, просрали, потратили на бразильцев и футбол. Олигархов больше нет – мы умерли! Нам надо вперед смотреть. У нас большие цели и задачи. Есть новая власть, новый президент. Я уверен, что у него нет и не будет своих новоявленных ахметовых, коломойских, пинчуков».

«Пили водочку у Вадима Новинского дома, заедали икрой. Я спрашиваю: «Ничего? Нормально? Хочешь послушать правду? У вас в официальном отчете за 2018 год написано, что вы заработали миллиард триста миллионов долларов от продажи руды и миллиард триста миллионов долларов от продажи стали. Всего 2,6 миллиарда долларов за прошлый год — это официальный отчет «Метинвеста». 80 долларов на тонне стали. Получается, что вы выплавили 16 миллионов тонн стали. Красавцы — вообще вопросов нет. Заплатили налоги и гуляйте смело.

А вот с рудой тут у вас, Вадим, по-другому будет. В отчете написано, что вы заработали 80 долларов на тонне концентрата. Это может быть окатыш, может быть агломерат, может быть просто концентрат. Получаем 16 миллионов тонн железнорудного сырья, которое вы продали на экспорт. Себестоимость железнорудного сырья, ну, пусть 30 долларов на тонне. Хотя у нас на соседнем предприятии в Никополе 20-25, но у вас, допустим, расходы 30 . Итого получается, что 30+81 = 111. Потому что продаете вы за 111, то есть ваша чистая прибыль 260%. Не дохрена ли вам с Ринатом Леонидовичем будет? Рожа не треснет?»

«Ахметову некуда бежать. В Россию не получится. Терещенки, Морозовы, Третьяковы – они же тоже думали, что охренительно великие. И чем все закончилось? Недавно была дискуссия с одним человеком и он говорит: «Мы находимся по исторической аналогии между февралем и октябрем 17-го года». А я говорю: «Нет. Октябрь уже свершился, только учредительное собрание не разогнали силой, потому что большевики получили большинство в Раде». То есть где мы? У нас сейчас период как после ноября 17-го и перед апрелем 18-го. А в апреле 1918-го начался красный террор».

О новом Кабмине

«У меня даже нет сомнений, что Аваков будет министром. Во-первых, нет другой кандидатуры на этот пост, а второе — в стране должны быть какие-то стабильные вещи. Я думаю, сохранится и министр финансов Маркарова. Эти достойные люди на своем месте достойно работают».

«Только одно [может стать причиной досрочных парламентских выборов] — если «слуги народа» начнут бл..довать. А они будут точно бл..довать, вопрос в масштабах. И это нормальный человеческий процесс осознания, зачем вы пришли в парламент».

Игорь Коломойский, censor.net

Игорь Коломойский, censor.net

О работе Офиса президента

«В Офисе президента пока грамотно все делают, все нормально. Но еще пребывают в эйфории, им кажется, что море по колено. Я им пытаюсь как-то донести, что у Петра Алексеевича было 303 человека парламентское большинство в ноября 14-го года. И через год все, как дым над водой развеялось. Но пока меня не слышат».

Об Андрее Богдане

«Люди, живущие в интернете, болезненно воспринимают столкновения с реальностью. Но я-то Богдана знаю, он же нормальный человек. Ну есть у него эта болезнь с Фейсбуком, с этими телефонами, он в них сидит. Когда человек все время сидит и смотрит, он становится частью этого телефона. Я детям своим вообще запрещаю за обеденный стол брать телефоны, айфоны, гаджеты любые. То, что Богдан выдал с журналистами, я считаю, что это явление, раньше говорили «человек из футляра», а теперь «человек из Фейсбука». Он вышел из виртуального мира, а его что-то спрашивают. Он говорит: «А вы кто такие? Вы журналисты? Что вы от меня хотите типа?» – «Общественное мнение, то-се, значимая информация». – «Та я не знаю, мы с миром общаемся совсем по-другому, отстаньте от меня типа».

Человек просто из компа выскочил. И тут на него набросились, так что реакция абсолютно нормальная. А когда они к Зеленскому подскочили в предвыборную кампанию? Так же напали на Богдана. А человек только из Фейсбука вернулся, надо же понимать, у него там свои мысли, у него там большое сообщество, правильно? Лайкают, то-се, и тут ему сразу ба-бах по голове эти «свободовцы»: «А как вы это объясните? А что вы себе задумали?». Ничего страшного.

Игорь Коломойский
украинский олигарх

О Медведчуке

«Мне кто-то говорил вульгарное такое сравнение – Зеленский и Коломойский это как в свое время Путин и Березовский. Я помню, что в прессе, телевизоре было, что Березовский занимался обменами пленных, с выгодой для себя. Так вот, у нас аналогия Березовского — это Медведчук с Порошенко в период после декабря 2017-го, когда состоялся последний обмен пленными.

Т.е. они не конкретных пленных там выкупали, они непосредственно преференции создавали. Чем бы занимался Медведчук, если бы закончился конфликт? Чем бы занимался Курченко? Чем бы занимались те, кто там занимается копанками, углями и прочим? Для них война и судьбы пленных – это ширма для бизнеса. Медведчук торгует там трубой Новоград-Волынской. Дизель везет, на сжиженный газ монополию создал в стиле Курченко опять же».

«Если товарищ Медведчук ведет внутри Украины враждебную деятельность, есть украинский закон – будьте любезны, предъявите ему подозрение, докажите его преступление, вмените ему статью уголовного кодекса, посадите его. Или отправьте его в длительную эмиграцию, а имущество конфискуйте. Если вы не можете этого сделать по закону, то государству не надо заниматься ерундой».

О Гладковских (Свинарчуках)

«Петр Алексеевич виноват в том, что [дефицитные авиадетали] нелегально и незаконно завозилось, потому что есть детали старой военной техники, которые нам нужны в небольшом количестве, и которые для этой техники выпускают только в России. И возможно, эти ребята завозили нужные запчасти, которые невозможно было получить законным легальным путем. Да, они на этом зарабатывали. А как иначе организовать такой сложный бизнес? Вот если бы журналисты типа Бигуса попробовали сами завезти контрабандой военное оборудование из России.

Эта ситуация – это тот же самый анекдот про крысу и хомяка – вопрос пиар-обеспечения. Отшельмовали, показали, люди увидели, как они разговаривают, какая у них переписка и сколько они кому отправили, и это вызвало возмущение. Я ж никого не оправдываю. Но ведь тут вопрос не в том, как они общаются и не в том, что там делало НАБУ, а вопрос был в том — они завозили нужное нам оборудование из России, пусть контрабандой или нет? Если они завозили российские товары двойного назначения в Украину, и это использовалось для нашей военной промышленности на выгодных условиях, так они тогда герои.

Если они мотлох скупали, а потом продавали как новый, изображали, что это контрабандой завезено, так за это надо судить. Если они завышали цены в 10 раз и раздавали откаты, тогда суд, тогда все справедливо. Но давайте не вешать ярлыки в деле, где все не так ясно, как нам показали, давайте дождемся суда».

Читайте также: