Евгения Кулеба: Наша цель – донести до киевлян их права и вовлечь в принятие решений

Евгения Кулеба: Наша цель – донести до киевлян их права и вовлечь в принятие решений

Первый номер в списке «Слуги народа» в Киевсовет рассказала почему решила пойти в политику и чему собирается учить киевлян в ближайшие 5 лет.

С 2014 года Евгения Кулеба – юристка, руководительница ОО «Город-сад» и жена министра иностранных дел Дмитрия Кулебы – занимается развитием Киева и городов на востоке Украины, а в сентябре 2020-го она неожиданно возглавила команду «Слуги народа» на выборах в Киевский городской совет.

В интервью для ТК Media Евгения Кулеба рассказала, что думает о законе о столице, как влияла на формирование партийного списка и оказалась в нем в последний момент, чем зарабатывает и как планирует изменить жизнь киевлян в качестве политика.

 Я, как, наверное, и большинство, впервые услышал о вас после объявления списка «Слуги народа». У вас есть организация «Город-сад», вы работали в «Мистецьком Арсеналі», но когда вас объявили кандидатом на выборах в Киевсовет, то абсолютное большинство СМИ протитровало как «жену министра Дмитрия Кулебы» – вас это не задевает?

– Это было ожидаемо абсолютно, и меня это не задевает. Я понимаю логику таких заголовков, но при этом знаю, что достаточно успешно работаю в общественном секторе, и люди, которые работают вместе со мной, знают о достижениях организации, поэтому я спокойно к этому отнеслась.

Дмитрий и Евгения Кулеба. Фото: facebook.com/dmytro.kuleba
Дмитрий и Евгения Кулеба. Фото: facebook.com/dmytro.kuleba

 Сколько лет уже существует ваша организация «Город-сад», и как она возникла?

– Организация «Город-сад» возникла из волонтерского проекта, который называется «Сквер Небесной сотни». В центре Киева стояла свалка, закрытая строительным забором. И во время Революции Достоинства этот забор, как очень многие заборы вокруг Майдана, начали разбирать на баррикады. Это все происходило 18-19 февраля 2014 года, в одни из самых трагических дней революции. 

И в этот момент сначала местные жители, потом активные киевляне поняли размах этой свалки и приняли решение вернуть эту землю городу, а на этом месте создать сад – современное, динамичное публичное пространство. А всю эту работу – и юридическую, и физическую – посвятить Небесной сотне. И это было начало «Город-сад».

Сквер Небесной сотни, Киев. Фото: misto-sad.com.ua
Сквер Небесной сотни, Киев. Фото: misto-sad.com.ua

 Кому принадлежала эта земля?

– Когда мы подняли документы, стало понятно, что землю с нарушением законодательства передали под застройку. Все это происходило во времени Черновецкого. Ее передали бывшему зятю Черновецкого – господину Супруненко (Александр Супруненко – ред.). 

После глубокого юридического анализа стали понятны конкретные нарушения, которые были допущены во время передачи этой земли.

Там интересная история: они не просто передали землю в частную собственность под застройку, они дали в аренду сквер – часть Михайловской площади. Застройщик хотел построить на том месте, где сейчас «Сквер Небесной сотни», отель или офисный центр, но с выходом на Михайловскую площадь.

 И вам удалось откатить это назад?

– Мы были в судах очень долго. У нас были суды в 2014 году – и последнее судебное решение было вынесено в 2018-м. Теперь есть решение Верховного суда Украины, мы прошли все инстанции, и сейчас землю вернули в собственность государства. 

К сожалению, за два последующих года нам так и не удалось убедить представителей нынешней городской власти, что нужно предоставить пространству статус сквера.

Почему хотелось бы его получить: в сквере должно быть освещение, в сквере должны убирать, мы должны пользоваться водой – и, конечно же, кто-то за это все должен платить. 

Поэтому официальный статус сквера для нас очень важен. С этим вопросом работает не только команда «Город-сад». «Сквер Небесной сотни» всегда был волонтерским проектом «Город-сад», но к его работе подключаются коллеги из других организаций.

 У вас есть все шансы исправить этот статус в Киевсовете.

– Хочется поднять на другой уровень внимание к важности «легких города».

Организация «Город-сад» возникла, потому что нам нужно было стать стороной в судебном процессе. Чтобы это сделать, нужно стать юридическим лицом. С 2014 года мы судились, везде проигрывали в судах, а потом Верховный суд вынес вердикт, что решения предыдущих судов были приняты с ошибками. И мы начали с начала, с первой инстанции. И уже во время второго разбирательства «Город-сад» стала стороной судебного процесса.

 Когда вы говорите «мы», «Город-сад» – это сколько человек?

– Для всех, кто работает в «Город-сад» над проектом «Сквер Небесной сотни», это всегда волонтерская работа, я никого не заставляю помогать в этом проекте. На остальные проекты мы находим финансирование. В основном участвуют до 10 активных людей. Но у нас огромная поддержка общественности. Об этом говорит хотя бы то, что петиция о том, чтобы вернуть землю в собственность города, за 3 дня набрала 10 тысяч голосов.

Мы работаем проектно: подаем заявку, получаем финансирование и под конкретные задачи собираем команду людей. На постоянной основе есть я в качестве руководителя, архитектор, координатор проектов, ландшафтный дизайнер, графический дизайнер, экспертка по коммуникациям, три менеджера и бухгалтер. Это костяк команды. 

Но под разные задачи мы приглашаем разных специалистов. Например, сейчас активно работаем со стратегом брендов. То есть под конкретные публичные пространства на востоке Украины мы разрабатываем бренд-стратегию. Наши основные партнеры – USAID и европейские доноры.

Сквер Небесной сотни, Киев. Фото: misto-sad.com.ua
Сквер Небесной сотни, Киев. Фото: misto-sad.com.ua

 Как будет жить организация после выборов, когда вы, уже очевидно, будете депутатом Киевсовета и будете заняты в другой деятельности?

– В последние года два я участвую в работе «Город-сад» на стратегическом уровне. Мы обсуждаем идеи проектов, и меня привлекают уже на задачи более высокого уровня, чем операционные. Например, я провожу собеседования, приглашаю в команду людей, занимаюсь управлением и перспективными вопросами. Не могу сказать, что у меня не будет хватать времени на выполнение других рабочих задач. 

«Город-сад» никуда не пропадает, мне нужно зарабатывать где-то деньги, это основной мой источник получения дохода – работа в общественном секторе.

Также меня приглашают как лектора другие общественные организации: недавно в Херсоне я читала лекцию на тему вовлечения горожан в принятие решений в рамках города. «Город-сад» будет работать дальше. Это команда специалистов в своей сфере.

– «Сквер Небесной сотни» – это визитная карточка вашей организации. Какими еще проектами вы гордитесь за 6 лет деятельности?

– В Славянске мы работали с местной общественностью над перезапуском и реконструкцией центрального парка «Шелковичный». Это предмет моей особой гордости.

Мы года 2 работали в Славянске. После того как мы перестали там работать, там сформировался костяк ответственных горожан, которые продолжают развивать городской проект. Там проводят концерты, танцы, лекции – парк живет своей полноценной жизнью. Плюс все эти организации активно развивают город во всех направлениях: культурой занимаются, образованием.

Мы расшевелили людей, дали им знания. Всегда это процесс взаимного обмена: нас жители Славянска тоже многому научили. 

Парк «Шелковичный», Славянск. Фото: misto-sad.com.ua
Парк «Шелковичный», Славянск. Фото: misto-sad.com.ua

Мы вообще специализируемся на работе в Донецкой и Луганской области, потому то мы лучше понимаем как работать с этой аудиторией. И наш главный «конек» в том, что мы не даем «рыбу» – мы даем «удочку». Мы уделяем много внимания обучению горожан и разными инструментами показываем, как быть более активными, осознанными гражданами.

 Чем эта аудитория отличается от остальной украинской?

Специфика состоит в том, что люди очень хотят перемен. Это люди, которые ощутили на себе войну, которые ценят то, что у них есть. Особенно в Славянске. Он пережил оккупацию: там не было воды, там в какой-то момент люди в фонтане набирали воду. Там люди очень ценят внимание. Для них киевская команда, которая приезжает для того, чтобы работать с ними, – это особая ценность. Это люди, которые впитывают информацию, очень вдохновленные. Поэтому мы занимаемся там образовательными проектами. 

Также у нас есть в Покровске небольшое публичное пространство «Точка». Это небольшое публичное пространство, но в микрорайоне, в котором нет развитой инфраструктуры, то есть людям некуда особо выйти. Там мы создали такую точку притяжения микрорайона. 

«Точка», Покровск. Фото: misto-sad.com.ua
«Точка», Покровск. Фото: misto-sad.com.ua

Также у нас был важный проект в городе Доброполье. Мы создали сквер «21». Там был запрос просто невероятный.

Когда мы проводили опрос, то выяснили, что жители города Доброполье хотят эко-сквер. Чтобы там не вырубили ни одного дерева, чтобы там все было создано из экологически чистых материалов. Мы были, конечно, воодушевлены запросом, для нас это была очень интересная работа.

Мы создали очень интересную деревянную конструкцию, как агору (у др. греков агора – рыночная площадь, место сосредоточения общественной жизни, вокруг нее располагались храмы и административные здания – ред.). Мы создали пространство, активизировали общественность настолько, что они потом практически на регулярной основе проводили там мероприятия: концерты, показы кино, праздники народного творчества. 

Агору сожгли через полгода вандалы. Было открыто уголовное дело, результатов расследования нет.

Сквер «21», Доброполье. Фото: misto-sad.com.ua
Сквер «21», Доброполье. Фото: misto-sad.com.ua

 Это проекты в регионах, а есть какие-то еще прикладные примеры в Киеве? Вы – киевлянка, родились и живете здесь.

– Я считаю, что «Сквер Небесной сотни» – невероятно значимый не только для столицы, но и для всей Украины проект. Его примером вдохновлялось то же движение «Самосад». И мы концентрировались на его развитии как публичного, динамичного пространства – там были и бесконечное количество концертов, и кинопоказы. С 2014 по 2016 год там было активное общественное пространство: там проходили лекции, конференции. 

Я считаю, что это очень важный вклад не только в развитие моего Шевченковского района, но и города.

Я год живу в Киеве, до этого три года жила в Страсбурге. В это время я больше работала онлайн, мы сосредоточились на проектах на востоке. Теперь я вернулась – и снова сквер начал жить.

Также из важных вещей, к которым я имею отношение, в 2016 году я участвовала в комиссии, которая выбирала главного архитектора Киева. Я была представителем общественности.

– Как вы пришли к решению идти в политику? Вам поступило предложение или вы проявили инициативу?

В последний год я думала о возможности заняться политикой на местном уровне. И со мной в начале июля встречались депутаты Верховной Рады – Анна Бондарь и Дмитрий Гурин. Мы с ними тоже работали в одном секторе раньше. Мы разговаривали, но это были непредметные разговоры. Они спрашивали, было бы мне интересно заниматься политикой на местном уровне – я отвечала, что да, потому что так и есть, меня никто не уговаривал. Во-первых, я бы хотела, во-вторых, у меня есть силы. И все, эти переговоры закончились. 

Я понимаю, что выборы – это очень активное время для партий. И думаю, что в какой-то момент я просто выпала из фокуса, и это произошло не намеренно. И уже незадолго до выдвижения кандидатов ко мне обратились Александр Корниенко и Ирина Верещук – это два человека, с которыми я разговаривала до того, как разговаривать с президентом.

– Список кандидатов от СН в Киевсовет: каким было ваше участие, согласовывали ли его с вами?

– Конечно, мы согласовывали список. У меня есть очень конкретный вклад. Все происходило в формате обсуждения: вносились предложения, которые потом обсуждались. 

Я появилась первым номером в списке СН достаточно поздно – за несколько дней до выдвижения кандидатов, и мы, скорее, обсуждали уже существующие предложения по списку.

Я увидела в списке как минимум двоих людей, с которыми я работала в общественном секторе. И абсолютно точно эти люди имели больший потенциал и больше возможностей реализовать свои идеи на более высоких позициях в списке. И я внесла предложение поднять этих людей выше по списку – это Виталий Селик и Ксения Семенова. У них очень хорошая репутация и наработанные проекты.

 Вы говорите, что список кандидатов в Киевсовет формировался в процессе обсуждения. Кто принимал участие в этом процессе? Кто принимал решения?

– Я обсуждала вопросы списка с Корниенко и Верещук.

 Присутствовал ли в этом процессе Николай Тищенко?

– Николай Тищенко – глава Киевской городской организации партии «Слуга народа». Конечно же, он принимал участие в формировании списка. Но я о списке говорила с Александром Корниенко и Ириной Верещук. Я говорила о существующем списке и моем отношении. Это был только формат обсуждения.

Презентация кандидатов от «Слуги народа» в Киевсовет. Фото: informator.press
Презентация кандидатов от «Слуги народа» в Киевсовет. Фото: informator.press

 Вы – первый номер в списке СН. Знакомы ли вы с людьми, которые идут за вами на лидирующих позициях?

– Да, конечно, знакома со всеми. Но я не была знакома с ними всеми до момента выдвижения. Не могу сказать, что знала всех этих людей. Я знала, что такая Елена Говорова (советник Ермака, №3 в списке – ред.), потому что она известная личность, но я не была с ней знакома лично. Конечно, мы познакомились.

 В чем была логика, что в начальном списке СН на 13-м месте оказался Тищенко?

– Я по таким вопросам всегда перенаправляю к юристам партии, но, насколько мне известно, произошло недопонимание. Во время презентации на сцене присутствовали люди. И Николай, как я знаю, тоже был на сцене. В списке, который я знаю, он отсутствует.

 Вы публично поддерживаете идею разделения главы Киевсовета и КГГА. Киевские мажоритарщики являются соавторами закона о столице. Жители Киева достаточно неоднозначно воспринимают это предложение. Со стороны это выглядит так, что в мэры могут выбрать кого угодно, но главой КГГА правящая партия назначит того, кого посчитает нужным.

– Я советую почитать закон и не опираться на то, что «говорят». Всегда нужно читать первоисточник. В соответствии с законом предлагается вернуть самоуправление в город Киев. И в этом контексте разделить позиции мэра и главы КГГА. При этом у мэра появляется больше полномочий.

То есть киевляне голосуют за мэра, который будет принимать вместе с Киевсоветом стратегические решения, которые будут касаться вопросов, связанных с городом: дороги, коммунальные садики, ремонты, парки, скверы. Этим будет заниматься мэр. 

Глава КГГА будет заниматься координацией работы органов государственного управления, которые касаются города Киева, государственными программами. Его функция больше связана с координацией работы органов государственной власти, например, с исполнением законов. А вопросами стратегическими, хозяйственными будет заниматься мэр. 

Советую просто прочитать закон – и вы поймете, что это настолько логично. Не может мэр, который думает, как решить проблему с пробками в Киеве, в это же время думать, как ему съездить на какую-то комиссию в Минкульте, например.

Павел Климкин, Евгения Кулеба и Дмитрий Кулеба. Фото: my.ua
Павел Климкин, Евгения Кулеба и Дмитрий Кулеба. Фото: my.ua

 Со стороны это выглядит так – «мы обрезаем половину полномочий, но говорим, что полномочий становится больше. Назначаем главу КГГА из другой политической силы». Они взаимосвязаны друг с другом и могут тормозить друг друга.

– За кого голосуют киевляне? За мэра города. Так пусть мэр занимается управлением городом, а не общением с органами государственной власти.

Я – человек с очень понятными, как мне кажется, ценностями. И адвокатировать открыто что-то, во что я не верю, я не буду. 

Вы бы могли задать мне вопросы другие по закону о столице. Вы знаете, что в соответствии с законом о столице возвращаются райсоветы? Городу возвращается самоуправление. В соответствии с этим законом город становится прозрачным, будет еще больше данных в открытом доступе.

Очень важно читать закон целостно. Народным депутатам предлагается проголосовать закон не в части, которую все активно обсуждают в обществе, а в целом, и там есть и другие части.

– Депутаты Киевсовета – это общественная функция, они не получают зарплату. При том на протяжении следующих 4-5 лет ваша колоссальная загрузка не будет оставлять вам возможности заниматься другой работой. Как вы будете жить и на что? Вопрос к тому, что в процессе исполнения функций депутата Киевсовета может возникать много искушений.

– Буду жить на то, на что и жила раньше. Это доходы, которые я получаю от деятельности, связанной с общественной организацией «Город-сад» и лекторской деятельностью.

 Если это не коммерческая тайна, сколько стоит ваша лекция?

– По-разному. Недавно мне заплатили 6 тыс. грн с поездкой далеко, иногда это 1,5 тыс. грн, иногда я читаю бесплатно.

 Небольшие деньги. Как часто вы читаете лекции?

– Не очень часто. Основа моего дохода – это деятельность, связанная с «Город-сад».

 У вас есть команда экспертов, которые помогают нарабатывать определенные решения? Как много в ней людей?

– Да, конечно. Мы работаем с кандидатами в депутаты Киевсовета и с экспертами. Есть пул экспертов, которые нам помогают нарабатывать решения. Количество я не считала. 

Есть эксперт по транспорту, по образованию, есть юрист. Есть эксперт, который достаточно давно разрабатывает свои предложения по развитию спорта и популяризации здорового образа жизни в рамках Киева. 

Если мы говорим о защите окружающей среды, то я активно консультируюсь с ведущей организацией в этой сфере в Киеве. И очень горжусь тем, что лидер этой организации хотела бы стать моим помощником на общественных началах.

 Пять основных целей, которые вы ставите перед собой в Киевсовете?

– Первая цель – это вовлечение киевлян в принятие решений, которые касаются Киева. Этот принцип «ничего для нас без нас» будет активно внедряться в рамках нашей работы.

Второе. Для меня очень важно поставить в повестку работы Киевсовета одну из самых прогрессивных и главных тенденций развития всех городов – это адаптация к глобальному изменению климата.

Здесь мы говорим о том, каким образом сейчас города расширяют свои «легкие», то есть работают с созданием дополнительных публичных пространств, каким образом города работают с темой озеленения, чтобы удерживать повышение температуры и чтобы города становились более здоровыми. Это такая комплексная тема.

Я не говорю, что получится молниеносно достичь результата, но у нас уже есть стратегия и мы будем осуществлять практические шаги в этом направлении. Стратегия на 5 лет, как минимум.

Евгения Кулеба. Фото: svoi.city
Евгения Кулеба. Фото: svoi.city

Потом мы будем работать с темой управления отходами в городе Киеве. Это тоже очень глобальный вопрос – и тоже у нас есть пути его решения. Мы будем стимулировать киевлян сортировать отходы и при этом развивать возможности для их переработки. Тоже глобальная, большая тема, но есть очень понятные шаги, по которым мы будем идти.

Потом тема, которая волнует киевлян, и у нас есть очень хорошая экспертиза в команде, – это пробки, но она затрагивает предыдущую, о которой я говорила, тему здорового города. Мы знаем, как с этим работать, как бороться с пробками в Киеве.

Вообще цель нашей команды – во главе города поставить человека. Потому что все, что в городе создается, должно делать его более счастливым, более успешным и давать возможности для реализации. 

Мы будем много говорить о том, как сделать город комфортным для пешехода, для велосипедиста, для человека, которому нужно использовать общественный транспорт, чтобы чувствовать себя комфортно, а не заходить в маршрутку. Я вообще большой противник маршруток.

Мы будем работать с темой пробок, но она очень большая и связана с темой воздуха. Потому что, по результатам исследований в 2019 году, 89% загрязнений киевского воздуха – это именно загрязнения от автотранспорта.

И моя любимая тема – она опять-таки связана с предыдущими, но мы будем на ней сильно фокусироваться, – мы будем заниматься образованием киевлян. У нас тоже есть стратегия, Ксения Семенова на этом специализируется, у нас есть план, как мы будем с этой темой работать. 

Мы будем, во-первых, разъяснять максимально, какие есть права и обязанности у киевлян. Потому что очень о многом киевляне просто не знают, какие у них есть возможности.

Мы очень надеемся запустить ряд проектов, в рамках которых будем обучать детей, в том числе в школах, каким образом быть ответственными горожанами и, например, как сортировать мусор. Потому что есть мировая практика, когда сначала научили детей, а они потом научили родителей.

Потому что отходы – это ресурс, ценность, и хочется сделать улицы Киева более чистыми. Чтобы был чистый воздух, чистая вода.

Я не хочу обещать чего-то, что недостижимо. Я знаю, как этого достичь. Есть не так много людей, которые готовы, как я, например, возить свои отходы на станцию сортировки. Мы хотим двигаться в том направлении, чтобы создавать больше возможностей людям управлять своими отходами.

Это путь – и мы готовы по нему идти.

Владимир Коваль

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Армения обратилась к Путину с помощью в «обеспечении безопасности» из-за эскалации конфликта на Нагорном Карабахе

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Украина готова к диалогу с белорусской оппозицией, но хочет знать их позицию по российской агрессии — Кулеба

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

В США новый мировой антирекорд заболевания коронавирусом — более 100 тыс. случаев

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

В Великобритании рассматривают вариант с повторным локдауном со следующей недели. Хотя Джонсон утверждал, что его не будет

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

В Украине новый антирекорд заболеваемости коронавирусом — заболели 8752 человека

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Закрытие реестра э-деклараций: семь судей КС внесли изменения о своей зарплате

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

США вместе с другими странами разработали дроны, которые следят за активностью вулканов

НОВОСТИ

Apple добавила «потайную кнопку» в iPhone 12, при помощи которой можно выполнять любые задачи

НОВОСТИ

На срочном заседании ТКГ стороны согласовали продолжение режима тишины

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Российские хакеры атаковали представительства Демократической партии в Калифорнии и Индиане

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Европарламент поддержал предложение Зеленского об увольнении судей Конституционного суда