Интервью Коломойского российскому СМИ. Главное

Интервью Коломойского российскому СМИ. Главное
Игорь Коломойский
06.08.2019 18:01 804

Вернувшийся в Украину бизнесмен впервые пообщался с российской прессой после начала войны на Донбассе.

О том, сколько нужно было денег для победы на президентских выборах в Украине:

«От $10 млн до $20 млн. А второй тур, я думаю, вообще ничего не стоил, уже все было решено.

Сколько было вложено с моей стороны? Этого не потребовалось. У него был контракт с каналом «1+1», тем и помогал. Советами? Советы к делу не пришьешь»

О правлении Порошенко:

«Ну, с основной задачей он справился — спас страну от вас. Он пришел, Крыма уже не было, Донбасс уже был захвачен де-факто. Он остановил агрессию. Я могу критиковать его как хотите, но не перед вами. Мы внутри разберемся сами.

Мне казалось, он чересчур идет на поводу у наших западных советников. Они все время давили на него, чтобы он что-то решил с Приватбанком. МВФ, финансовые организации все время на него оказывали давление.

[В 2005 году] он был на стороне одного олигарха, а мы на стороне других. Мы это проехали, потому что все, что было в 2005 году, никак не всплывало в 2015-м. С 2014 года по 2019-й рецидивов не было. Было недопонимание, мировоззренческие расхождения. Не было никакой ссоры. Его интересовала поддержка «1+1» где-то. Ему рисовали, что он заберет Приватбанк и «1+1» свалится в качестве приза».

О деле в отношении газового магната Дмитрия Фирташа:

«Я не хочу это комментировать, потому что не хочу ему навредить. Не хочу навлечь на себя дополнительный геморрой со стороны великих и ужасных. А что касается самого Фирташа, я думаю, с 2014 года он ни на что влияния не оказывает. До этого оказывал, а после этой всей истории [нет], тем более он же сказал, что дело политически мотивированно».

О судах по Приватбанку:

«У нас много судов. Есть процесс в Лондоне. Слушание там нескоро. Еще есть масса судов в Украине. Они идут своим чередом.

Они (уже государственный Приватбанк — прим.) проиграли суд и подали апелляцию по юрисдикции и еще по каким-то вопросам — с просьбой еще раз разрешить подать в суд. Если им разрешат, это будет новый старт судебного процесса. То есть все, что до этого было с декабря 2017-го, — просто рассмотрение вопроса, может ли Лондонский суд этот вопрос рассматривать вообще.

Суд — это суд, соревнование. Это же не ваш Басманный суд, где все предрешено. У нас тут ничего заранее не предрешено».

Игорь Коломойский

Игорь Коломойский

О бизнесе в России и бизнесе с россиянами:

«В России — никаких бизнесов. Это из принципиальных соображений. Если до конца моей жизни Крым не вернут, то 100% Россия для меня закрыта. Хотелось бы, чтобы вернули, но надежды мало.

С кем из российских бизнесменов поддерживаю отношения? Это для бизнесменов опасно, поэтому я не скажу. Зачем людям неприятности. Но я ни с кем не поссорился«

О нелицеприятных высказываниях Путина (президент РФ ранее называл Коломойского «уникальным проходимцем» и «прохвостом»):

«Это была ответная реакция на мои слова. Я высказался о нем на первой пресс-конференции, которую давал на посту главы Днепропетровской обладминистрации. Такая была обстановка напряженная. Это было не заготовлено, но в принципе была такая атмосфера… По форме, будучи губернатором, может быть, я и не имел права так высказываться, но по сути все так… Ввергнуть наши народы в такое противостояние…

Там была аудитория, люди, которые совершили революцию, — и тут приехал дядя из Женевы, у него все в порядке, и он решил стать губернатором. Их надо было на свою сторону поставить, показать, что у нас есть внешний враг. История вокруг словесного конфликта с Путиным дала им понять, что я тоже сжег мосты и мы находимся в одной лодке. Я не думал в тот момент, сколько у меня кредитов в России и какую собственность у меня отберут. Но на следующий же день фонд гарантирования вкладов был в российском [филиале] Приватбанка. Так что реакция была мгновенной. Но потом его выкупили, не конфисковали».

О том, почему не работают минские соглашения:

«Потому что там есть пункт об изменении Конституции Украины. Этого не будет. Порошенко не сильно это проталкивал, даже если бы проталкивал, у него бы не получилось, и он это понимал. И Зеленскому не удастся.

Украина — единое неделимое унитарное государство. Если начать федерализацию, завтра начнется парад суверенитетов. Есть закон об особом статусе, он согласован минскими соглашениями, и его каждый год продлевают.

Нужно убрать изменение Конституции, заменить пятилетним переходным периодом особого статуса Донбасса, провести выборы на этой территории под надзором ОБСЕ. Пусть Россия тоже сидит смотрит, но не вмешивается. Избрали всех, кого надо, через 30 дней собрали манатки и валите к себе

Минские соглашения — единственный документ, по которому стоит двигаться. Но прошло уже четыре с половиной года, и надо провести апдейт. Конфликт идет пять лет. Естественно, есть элементы блокады и ограничений, и люди страдают… Все от этого устали. Но с обеих сторон есть те, кто к этому привык, более того, там есть и бизнес. И уголь с Донбасса идет сначала в Россию, а потом к нам на Украину. И сталь там выплавляет товарищ Курченко по полмиллиона тонн в месяц и продает ее под вашими сертификатами».

Петр Порошенко и Игорь Коломойский

Петр Порошенко и Игорь Коломойский

О Бойко, Медведчуке и российском газе:

«Меня вообще не интересует, что говорят Бойко и Медведчук. Я считаю, что они коллаборанты и предатели. Еще просто их предательство не вырисовалось в статью Уголовного кодекса. Что касается российского газа — нам до задницы ваш газ. Это мое личное мнение. Вы нанесли нам уже столько вреда и ущерба, что еще на 3 млрд вреда — надо сжать зубы и пережить. Я считаю, что трубу вообще можно было бы закрыть и забыть. Вы лишили нас половины ВВП военными действиями, вы закрыли для нас инвестиции от цивилизованных стран, потому что инвесторы не хотят вкладывать туда, где может быть война. Российский газ Украине никогда не был нужен. Это фетиш, который придумали такие, как Фирташ, Левочкин, Бойко и Медведчук, чтобы грабить Украину и иногда Россию. Чем газ отличается от любого другого энергетического продукта? Ничем. Не можешь у России брать, бери у Европы».

О Крыме:

«Когда России надоест страдать от санкций... Честно говоря, я не верю в смену власти у вас… Во всяком случае в обозримом будущем. Все говорят, что при жизни нынешнего президента это невозможно, а я думаю, что при жизни следующего президента это еще менее возможно. Должна быть ситуация а-ля 1991 год, когда СССР распался. Никто не ожидал, но он распался. Не стоит брать какие-то вещи, если ты заранее не продумал, как их отдать обратно. Крым был для России как отравленная пешка в шахматах»

Полное интервью РБК

Читайте также: