Журналист и блогер Юрий Романенко: тупость заводит Украину все дальше к печальным последствиям

Журналист и блогер Юрий Романенко: тупость заводит Украину все дальше к печальным последствиям

По его мнению, никто не должен говорить на украинском языке, потому что другим этого хочется.

В новом выпуске программы «Антиподы» на телеканале «Исландия» шеф-редактор информационно-аналитического портала «Хвиля», журналист и блогер, соучредитель Украинского института будущего Юрий Романенко рассказал о проблемах Украины за 30 лет независимости, обсудил с ведущим Сергеем Ивановым вопросы русского языка в нашей стране и российскую литературу.

Вам подобається, як розвивається наша країна?

Никакому нормальному индивиду, который размышляет о подобных вещах, не может нравиться, куда мы идем.

Що найбільше не подобається?

Тупость. Тупость на всех уровнях. Когда мы, наш социум, настолько пропитан тупостью, когда люди просто превратились в однодневок, хватающих, у которых есть хватательный инстинкт, и ни о чем больше не думают. Вот это, наверное, раздражает больше всего. Причем тупость культивируется, она воспроизводится на уровне институтов. Это очень серьезная причина, которая заводит нас все дальше и дальше к все более печальным последствиям.

В чому, на твою думку, головний системний баг? Це влада, це народ, люди, це спадок Радянський зрештою?

Скажем так, это совокупность факторов, которые корнями своими уходят в столетия и даже десятилетия. Когда мне говорят о том, что мы должны повторить судьбу Польши или судьбу Прибалтики, там еще кого-то, что вот мы могли тогда, в 90-е годы, пойти. Нет, мы не могли ничего подобного сделать, потому что мы были принципиально другие на старте.

В отличие, допустим, от Польши, у нас не было консенсусов между элитой относительно того, куда идти. И, собственно говоря, у нас элиты как таковой не было, которая бы не была вторичной относительно Москвы. И Украинская вторая республика, она была продуктом случайности, она появилась как продукт случайности, как продукт хаоса в Москве.

И, как следствие, этот хаос подтолкнул элиты, которые боялись этого хаоса, боялись, что там придет к власти какой-то новый Сталин или вот что-то такое, подтолкнул к тому, чтобы сыграть в независимость. И, как следствие, вот этот вот разрыв, он не был подготовлен, то есть ни население, ни большая часть народа, ни элиты, они не были к этому готовы.

Мы видели это на примере колебаний, которые были в течении 1991 года, кода сначала все дружно пошли на референдум 17 марта 1991 гола и проголосовали за сохранение Советского Союза, а потом так же дружно пошли 1 декабря и все те же самые люди дружно проголосовали за украинскую независимость.

Потому что все надеялись, что что-то изменится к лучшему, поскольку Советский Союз был уже в таком тупике явном и такой беспросветной нужде и проблемах, что для большинства это был какой-то выход. Вот какой выход, никто не понимал. И соответственно, когда была такая огромная дезориентация и фактически всему приходилось учиться с колес, то, конечно же, элита занималась тем, чем она хотела заняться еще при Советском Союзе.

То есть «прихватизировать», забрать вот эти вот активы, которые реально контролировали, легитимировать вот это все и таким образом остаться у руля. Люди просто выживали. И единственное, что вторая украинская республика могла сформировать, это прослойку людей, со временем, спустя десятилетия, вот мы с тобой к этой прослойке относимся, которые начали как-то ориентироваться.

У них сформировалась система координат за эти десятилетия, тех, кто поездил по миру, заработали какой-то капитал, получили какое-то образование. И приспособились к тем правилам игры, которая есть в современном мире, понимают их, поэтому достигают какого-то успеха, благополучия, самодостаточности и так далее.

Эти люди в абсолютном меньшинстве, а те, кто не вписались либо не сбежали отсюда, в абсолютном большинстве. И поэтому настоящее успешное будущее Украины, оно зависит от этой узкой прослойки, которая может еще развернуть Украину в какой-то конструктив.

В общем-то так, это не проблема в том, что эти люди в меньшинстве, потому что в принципе всегда меньшинство, оно определяло курс, в любой стране. Просто идеи меньшинства со временем становятся идеей большинства. Для этого требуется время.

Вот эта совокупность багов и совокупность наследия, которое осталось от российской империи, от Советского Союза, и которые усугубились с тем, что хомосоветикус превратился вот в такой хоможлобикус в украинских реалиях. Когда самое худшее, что было в совке, потому что в совке были ж и нормальные моменты, чего там греха таить.

Які? 

Ну, например, системность. Была системность, системность в образовании, системность в воспитании.

Голодомор також доволі системне явище. 

Смотри, я говорю о положительных моментах. С точки зрения образования, оно было, возможно, не самым лучшим, но оно было системным. То есть оно давало такой комплекс знаний, который позволял человеку в какой-то системе координат существовать.

Сегодняшнее украинское образование, оно абсолютно бессистемно, какой-от хаотичный набор, эклектика, в которой не отвечают на вопрос, с чем человек идет в мир. То есть советское образование, оно на этот вопрос отвечало. То есть оно умело сегментировать людей по каким-то кластерам, вот этот сюда, этот сюда.

Если у тебя есть хорошие математические навыки, тебя там будут продвигать в какой-то институт Баумана, причем в прямом смысле этого слова продвигать. То есть тебя оценивали в топовых вузах исходя из твоих навыков.

А у нас это все превратилось в такое сегментирование, кластерезирование, где каждый кластер социальный, он ожесточенно сражается за какие-то свои права. Сословие учителей сражается за то, чтобы вот ни в коем случае не сужали их базу, и противится каким-то серийным реформам.

Сословие прокурорских, я думаю, ты сам знаешь, что оно из себя представляет, оно точно так же постоянно охраняет ту зону, которая есть, и старается не пустить туда чужаков. У нас уже есть семьи, прокурорские семьи, СБУшников.

Це правда, так. Тобто за фактом кастова система. 

Да. И по сути это привело к тому, что формируется такой сословно-кастово-клановый дух, в котором позицию человека определяет лояльность к главе клана. Главой клана может быть человек, допустим Аваков, глава клана ментовскоого, или СБУшники, генералы которых, никто не знает, но они десятилетиями формируют внутреннюю политику в спецслужбах и очень влиятельны. Люди типа Наумова.

Условно говоря, рамка целостная, она никогда не формировалась. То есть она формировалась только Кучмой. Кучма — единственный кто, пытался исходя из своих представлений о том, как должно быть устроено государство, и потому что он работал в конструкторском бюро, он подходил как инженер к конструированию второй украинской республики.

Он ее сконструировал по сути и он же в ней заложил те пороки, которые сегодня вот являются причиной наших очень серьезных проблем.

Але, на відміну від Кучми, нема кому їх контролювати. Я правильно розумію?

Потому что да, после того, как ушел Кучма, все пошло на самотек. То есть Кучма пытался держать какой-то баланс. Но, наверное, потому что он все-таки предпочел деньги, что в конечном итоге его и погубило. 

Це схоже на ситуацію, коли, скажімо, там існує мафіозна структура і раптом вбивають хрещеного батька, і починається війна між цими дрібними угрупуваннями?

Понимаешь, здесь крестного отца никто не убивал, он сам принял решение о том, что для него важнее. Вот в этой дилемме власти и золота он, условно говоря, выбрал золото. 

Якщо в принципі звернутися до першоджерела, до книжки, ми ж пам’ятаємо, що дон Корлеоне, він поїхав помідори вирощувати і залишив все братам, які почали різати один одного.

Ну смотри, дон Карлеоне, он все равно выбирал власть, и он выбрал уход, потому что он понял, что уже неадекватен эпохе, это, кстати, очень важно для политика, вообще для серьезного топ-менеджера, не только для политика, всегда важно понимать, насколько ты чувствуешь эпоху. 

А наскільки в цьому з ним схожий Кучма?

Кучма ушел под давлением обстоятельств, Кучма сопротивлялся до последнего. То есть этот этот маневр 2004 года, условно говоря, когда он попытался с начала провести парламентскую республику, помнишь, весной 2004 года, когда голосов не хватило. И это был такой момент истины.

Потому что вот этот его план о переформатировании Украины в парламентскую республику, где он оставался в исполнительной власти в качестве премьера, вот, он провалился, и Кучма был вынужден соглашаться на то, чтобы шел Янукович, которого он не переносил, для того, чтобы, столкнув лбом с Ющенко, сыграть все-таки в игру, в которой можно бы было выскочить, повторить вот этот хеттрик с парламентско-президентской республикой.

Но что-то пошло не так в конечном итоге, а пошло не так потому, что он перестал быть нужен элитам. То есть элиты видели в нем конкурента, видели в нем преграду, которая не позволяет решить вопросы, связанные с дальнейшей приватизацией собственности и усилению своих позиций. Именно поэтому им необходимо было демонтировать институт президента, ослабить его.

И тут стихийно совпали интересы между элитами, между транснационалами, потому что для Запада тоже было важно вскрыть рынок, попытаться здесь усилить свои позиции и, используя вот эту конъюнктуру, проникнуть на этот рынок и получить какие-то позиции. И русские тоже были в этом заинтересованы.

Я думаю, что рано или поздно мы докопаемся до кассетного скандала и вот тех всех вещей, которые происходили в нулевые в начале нулевых, и я уверен, что это была вот такая первая гибридная война, которую русские сыграли против Кучмы.

Потому что Кучма в конце 90-х достаточно активно пытался заручиться поддержкой Запада, он очень настойчиво пытался сблизиться с западными институтами, интегрировать Украину в евроатлантические структуры. Мы помним, какие маневры были относительно НАТО, тогда ГУАМ пытался создать. 

Я пам’ятаю навіть плакати були такі: сидить Кучма за столом якоїсь установи, написано «Шанований в світі політик» — дорівнює визнанню держави. Щось таке. Маразм якийсь.

Ну это как бы украинские маразмы, потому что у нас постоянно такие вот.

Ні, ну сам факт, він же сидів не в Кремлі.

Я просто говорю о том, что это вот такая наша хуторянская культура, традиция, попытаться в какой-то глобальный контекст вместить такие фишки, которые понятны только нам, которые вот на самом деле очень смешные. Но суть не в этом.

Суть в том, что тогда, в 90-е годы, когда Горбулин возглавлял РНБО, то действительно этот курс был, он пытался его реализовывать, он пытался играть в эти игры, хотя по ходу он успешно маневрировал и относительно русских — политика двухвекторности.

Что бы ни говорили, политика двухвекторности, она была единственно правильная в тот момент. Да может был даже и сейчас. Я тебе скажу, нам придется возвращаться к политике многовекторности. Я думаю, что скоро мы это поймем, и нам придется думать о том, как жить своим умом, а не полагаться только либо на русских, либо на Запад, либо на кого-то еще.

И вот эта ситуация, когда Кучма в конце 90-х сначала дал развернуться олигархам и решил бы таким образом проблему перезапуска экономики, а потом думал, как их ослабить, потому что, условно говоря, он видел их функционал в этом. Поднять для того, чтобы после начала кризиса 90-х, когда просто все лежало в руинах, необходимо нужно было как-то запустить экономику.

А поскольку красный директорат с этим не справлялся, опять-таки по тем причинам, о которых я говорил, дезорганизация, разрыв рынков советских, непонимание того, как работают на мировых рынках. Такие люди, как Тарута, допустим, которые занимались внешнеэкономической деятельностью там, на металлургическом комбинате в Мариуполе, их было относительно немного, то есть те, которые при совке ездили в Германию, еще куда-то, умели работать на мировом рынке.

И поэтому трагедия и кризис красного директората заключался в том, что они привыкли в массе своей работать, как задавал Госплан, и вот когда это все исчезло, то все быстро посыпалось. Я как сейчас помню, как в маленьком городке, в котором я жил, в начале 90-х в Харьковской области в Первомайске у нас был химзавод огромный.

И вот все дружно по воскресеньям и по субботам брали там хлорку, все, что производил этот химический завод, и ехали в Белгород продавать там на рынке для того, чтобы что-то выменять бартером. То есть вот эта вот классическая такая картина, что происходит, когда менеджмент не может организовать логистику, не может решить задачи, которые возникли в новых условиях.

Так вот, Кучма запустил олигархов. Было две модели, которые он рассматривал с академиком Юхновским и другими такими умными людьми. То есть первый попытался пойти по пути центральной и восточной Европы, то есть по пути Польши, запустить транснационалов, ставки на мелкий и средний бизнес. И они рассматривали такой путь.

И в этом был резон, что они боялись, что просто не хватит времени. И они понимали, что приход транснациональных ослабит их позиции, с точки зрения управляемости процессами им понадобится больше времени для того, чтобы попытаться разогнать экономику, потому что мелкий и средний бизнес, он из-за того, что менее ресурсный, ему необходимо больше времени, чтобы раскачаться во что-то серьезное.

И поэтому они решили идти быстро, по пути вот этой вот дешевой приватизации, быстро сбрасывать активы, кроме того, в этом лежал еще и личный интерес, потому что они понимали, что таким образом можно будет получить какой-то кэш. И вот так вот запустился процесс олигархизации и правления крупного капитала.

Нельзя сказать, что это в принципе полностью неправильный путь, потому что если мы посмотрим на экономику мировую и посмотрим, допустим, на Южную Корею, то там тоже пошло государство по пути формирования больших финансово-промышленных групп, с помощью которых Южная Корея превратилась в мирового золотого медалиста, который показывает просто блестящий экономический рост на протяжении десятилетий.

Що мали отримати російськомовні після 2014 року?

Ну как минимум, нормального уважительного отношения к тому, что они могут пользоваться русским языком так, как хотят. 

Так а хто заважає? 

Подожди, ну, когда ты его употребляешь, к тебе подходит какой-то человек и говорит о том, что ты должен говорить на украинском только потому, что он хочет, ну это неправильно.

Де це так відбувається?

В быту. После того, как были приняты соответствующие законы, дебильными я их называл, то мы создали среду для кучи бытовых конфликтов, которые периодически заканчиваются тем, что какой-то дебил прибежал к какой-то кассирше, которая там начала злиться, потому что он требует, чтобы она говорила на украинском. Ну скажи, в логике того кризиса фундаментального. 

Я вважаю, що мають існувати корпоративні умови, які вже у свою чергу підпорядковуються законам. Якщо ти не вмієш говорити українською, то іди працюй там, де не потребуються її знання.

Послушай еще раз. Вот ты приходишь для того, чтобы тебе пробили чек в супермаркете, ну если она тебе пробьет чек, ответив на русском языке, ты что, не съешь свою грушу или что, которую ты покупаешь? Ну серьезно. Или если бы она ответила тебе на китайском, вот если бы тебе она начала отвечать на китайском, ты бы ее реально не понял, но все прекрасно понимают русский и украинский.

Питання не в тому, що ми не розуміємо.

Вопрос в том, что есть люди, которые хотят украинский навязывать остальным, чтобы они на нем в буквальном смысле общались. Для украиноязычного какая проблема сегодня удовлетворить все свои потребности на украинском языке? Мова обучения — украинский, українська мова у кино, книжки українською, ради Бога, иди покупай, какие хочешь.

Єдине, що не так багато перекладають, як того б хотілось. А ти ж вище сам ратуєш за єдині правила. 

Так подожди, когда начали навязывать такие правила, ну так я сразу задаю вопрос, так какого хрена я должен подчиняться тому, чего я не хочу. Вот допустим, когда у меня был эфир с Дроздовым, когда зашел этот конфликт. Это же как раз конфликт по поводу правил коммуникации.

Они меня полтора месяца затягивали на эфир, просто умоляли, чтобы я пришел, но то не было времени, то еще что-то. В конечном итоге я пришел к ним на эфир. А он мне говорит, типо: на якій мові розмовляємо? Я говорю: на украинском, на русском, как пойдет, так и буду разговаривать, я особо над этим не заморачаваюсь. Я и на том, и на другом языке говорю отлично.

Начинается эфир, я выступал сначала на русском, он переходит во вторую часть и начинает мне говорить, а чого ви не розмовляєте українською мовою. Та б**ть, если я не хочу розмовляти українською мовою. Какая тебе разница, хочу я, не хочу, это мое право.

И самое смешное, что я бы как раз и заговорил бы на украинском, потому что там был контекст, связанный с каким-то депутатом народного фронта, и его выступление было семантически так построено, что я ответ построил на украинском. И это же вопрос не языка, это вопрос свобод.

Наше государство должно продуцировать и развивать свободы. Чем больше у людей будет свобод, тем будет лучше, тем быстрее оно будет развиваться. 

Свобода ж вона закінчується там, де починається свобода іншої людини. 

Конечно. Ну так смотри, если тебе не нравится, что я общаюсь на русском языке, ну не общайся со мной. Или если я не могу удовлетворить свой вопрос, проблему на украинском, это мои проблемы. 

Мені здається, що ти відмежовуєш себе. А хто ви? А ви хіба не громадяни цієї держави?

Подожди, если государство начинает нас сегментировать, это ж не только у русскоязычных, это касается венгров, с которыми втянулись в абсолютно дебильную ситуацию. Были договоренности. 

Так що, і угорську зробимо офіційною? 

Так она и так была официальная в Берегово. На региональном уровне. Там 90% Берегово говорит на венгерском. Тебя волнует, что они там на венгерском говорят в Берегово? Или ты, если придешь в магазин в Берегово, неужели ты не купишь кусок колбасы.

Якщо вони там угорською говорять, я не думаю, що вони мене там зрозуміють. 

Послушай, наверняка они тебе продадут ту колбасу, потому что ты ж не видел самоубийств, потому что кто-то не купил кусок колбасы в Берегово. Точно так же, как и с крымско-татарской или с болгарским языком. Мы себя загоняем просто в какую-то архаичную херь.

Потому что когда мы 30 лет боремся по поводу языка, тогда как у нас просто на глазах разваливается все, начиная от атомных электростанций, заканчивая системой образования, которая уже стала настолько плохой, что проще ребенка отправить на обучение в Польшу либо Словакию, и как бы за меньшие деньги, чтобы он обучился.

То, что мы делаем, когда мы спорим по поводу языка. Вот ты сейчас говорил весь эфир на украинском языке, я говорил на русском. Вот что мы в этой коммуникации не поняли относительно друг друга?

Ні, ми зрозуміли. Але ми ж говоримо про інші, концептуально інші речі. Я тобі доповідаю, російська мова дуже серйозний сегмент в суспільному дискурсі займає. Так а навіщо там російська, чому англійської там немає? Ти знаєш, що зараз нове покоління, вони в принципі англійську знають з семи років. 

Я опять-таки, еще в 2014 году писал, давайте сделаем три языка государственных: английский, русский и украинский. И пусть у нас будет Кабмин выступать на всех языках, на которых захотят. Ну в чем проблема, объясни мне? 

Проблема в тому, що, по-перше, у нас слухають музику російську.

Ну и что? Так будут слушать, потому что она интереснее. 

Хто, російська музика?

Да, она интереснее.

Яка російська музика цікавіше? 

А открой тренды Google, и ты увидишь.

Тренди Google говорять про те, що вона легше хававється. Моргенштерн легше хававєтсья, ніж, скажімо, Паліндром, наш, україномовний.

Так это проблема Палиндрома.

Ні, це не проблема Паліндрома. Це різні бюджети. Тому що Паліндром — це інді-музикант, а за Моргенштерном стоїть індустрія. З іншого боку, є Фарелл Уільямс, який цього Моргенштерна, вибач, будь ласка, в рота *б*в. Або Снуп Дог, або Дензел Карі, або хто завгодно. 

Группа KAZKA, в которой солистка не имеет ни вокала, но она создала хит «Плакала», который слушал весь мир, українською мовою. «Плакала» проплакали на весь мир, прекрасно зашла, слушали в Марокко, слушали в Германии и так далее.

Поэтому, если кто-то на украинском языке не может создать такой продукт, который транслируется на весь мир, вот группа KAZKA это смогла сделать, на весь мир транслировалось, сотни миллионов просмотров, так это проблемы контента того, кто создает на украинском языке. А это не проблема Моргенштерна.

Создавайте своего украинского Моргенштерна на украинском языке и соревнуйтесь. Вот и все. Проблема же в этом. Эта проблема ограничения на самом деле зависят экономические интересы наших певцов, певичек, которые не способны создать продукты, которые конкурируют.

Ні, послухай, я взагалі про інше кажу. От у нас є купа груп молодих, які співають англійською. Позаяк у нас глобальний сегмент — це російськомовна музика, яка приходить з Росії, бо наші люди, слухачі, вони розуміють цю мову.

I вони, можливо, якби не мали оцієї мови і цих треків російською, вони б якось вчились, як я в 1991 році, розуміти, про що співає Том Йорк, розумієш?

Я відкрив в абсолютно довільному порядку трек Моргенштерна, дозволь я зацитую: «Миледи, я прошу вас, коль сосете мне, делайте это культурно, не чавкайте и соблюдайте этикет. Летс гоу, ля-ля». Ну от, я забив от просто в Google і все.

Ну вот о чем это говорит? Американские рэперы, которые на английском языке поют, употребляют кучу матов. Что ты хочешь сказать? Что из-за того, что кто-то, допустим, Эминем, в своих песнях на английском говорит «отсоси у меня, детка» на английском, я от этого что, приближусь к какому-то более культурному уровню, только потому что это на английском? Или что?

То есть, если Моргенштерн говорит «отсоси у меня», это более низкая культура, а если Эминем говорит «отсоси у меня» на английском, то это что? Это то же самое.

Це калька, абсолютна калька західних реперів.

Сережа, пойми одну простую вещь, что люди сосут что в Великобритании, что в Штатах, что в России. И это независимо от того, какой язык ты употребляешь, это приятный процесс.

Ну я не знаю, якщо тебе не змушують це робити.

Ну опять-таки, это вопрос к тому, кто что делает и что ему нравится. Но это не вопрос языка, понимаешь? В том то и дело, если ты создаешь охеренный контент, и ты делаешь его даже в Украине, ты прорвешься с ним в конечном итоге. Потому что сегодня ты можешь оперировать на глобальном рынке цифровом очень легко.

Я же говорю по поводу постоянного сужения наших возможностей. Вместо того, чтобы работать с русским рынком, с русскоязычным германским рынком, с англоязычным, ради Бога, конечно же, я за то, чтобы максимально у нас расширялся англоязычный рынок, я двумя руками за.

Вот смотри, простой пример, пленки Бигуса, то, что понятно для аудитории, вот пленки Бигуса, они стали шоком для многих там порохоботов, для многих наших патриотов, кто-то подозревал, но вдруг увидели того, о чем многие подозревали, говорили, а те, кто, скажем так, были в узких кругах и знали, но это же шок не только для нашей сети аудитории, это же шок и для той части аудитории.

Что должна сейчас делать украинская пропаганда и украинское государство, оно должно на каждом шагу, на всех российских сайтах, «ВКонтакте» и так далее, рассказывать очень грустную историю для ватников относительно того, что их же юзают по полной программе.

Оказывается, можно спокойно работать с нацистами, с теми, кто распинает снегирей, мальчиков в трусиках и так далее, спокойно договариваться за бабло, торговать, продавать все, что хочешь: газ, нефть, электроэнергию. И из этих разговоров вытекает, что никакого конфликта, противоречий нет.

Вообще спокойно можно с президентом страны, на которую ты напал и которую обвиняешь в нацизме, оказывается есть прямой контакт. Так почему это не использовать из-за того, что ты понимаешь эту культуру и обладаешь этим языком? Почему ты должен думать о том, как себе взять ампутировать все, потому что этим языком пользуется Путин?

Ну це, напевно, залежить від світогляду. Ти раніше згадав протестантську парадигму світоглядну, а я тобі можу сказати так само, російська література — це література занепаду постійного, морального.

Російська література, якби ми постійно читали замість Пушкіна або Толстого, якби ми читали Фолкнера, Стейнбека. Якби це було свого часу в програмі, у нас би була геть інша прошивка.

30 лет независимости, кто мешает делать все, что ты говоришь?

Я тобі кажу про шкільну програму, про мистецьку програму.

Кто мешает качественно преподавать английский язык в украинской школе, кто мешкает, Путин? Ну кто мешает, ну ешкин кот.

Я тобі кажу про спосіб мислення, тому що зараз у нас через одну людина, яка вважає, що русская культура, русская література — це «пристанище мятежных душ».

Потрібно бути, як Анна якась всрата Кареніна, що потрібно бути Наташею Ростовою, потрібно бути, як кінчені, а не бути, як, скажімо, герої того ж Стейнбека та будь-якого представника нормального західного канону.

І колим ти кажеш, а от у нас же немає традиції протестантства, я кажу, так у нас немає і традиції західного канону, тому що ми начитались х**ні.

Смотри, вот что ты мне хочешь доказать, что русская культура — х**ня? Это не так. Она родила интересные крутые культурные образцы, родила Чехова, Достоевского и много кого еще, Бердяева, она родила Булгакова. Ты хочешь мне сказать, что Булгаков — это х**ня?

Булгаков это х**ня.

Я так не считаю. Булгаков — это не х**ня точно. Мастер и Маргарита — это великое произведение.

Ну да. С***жена у Мережковського, у Андрєєва.

Все у кого-то что-то там пи**или. Ничего страшного.

Це компіляція. У Авєрченко, Мережковскього і Андрєєва.

Философия, много чего из литературы — это все компиляция, потому что после Аристотеля, после Платона, Гераклита какого-то, очень сложно придумать что-то новое. Тем не менее люди придумывают, компилируют, выходят на какой-то уровень.

Так вот, если ты с помощью русского языка, английского языка, суахили, венгерского языка усложняешься, у тебя все хорошо, ты молодец. Если ты упрощаешься с помощью английского, немецкого, русского или украинского, то ты дебил.

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

Власти Кабо-Верде выдали США посланника Мадуро

$readalso[$i]->imageAlt
РАЗБОР ПОЛЕТОВ

Капитан Америка в Северной Корее: у парашютистов новая форма по дизайну Ким Чен Ына

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

СМИ: сеть супермаркетов Lidl готовится зайти на рынок Украины и конкурировать с АТБ

$readalso[$i]->imageAlt
РАЗБОР ПОЛЕТОВ

COVID-19 в Украине: усиленный карантин во Львове и ограничения в Запорожье

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

СМИ назвали имя подозреваемого в убийстве британского депутата

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

NASA запустило зонд Lucy к астероидам Юпитера

$readalso[$i]->imageAlt
НОВОСТИ

США открываются для туристов: будут пускать только вакцинированных

РАЗБОР ПОЛЕТОВ

Союзникам по $790: Кремль предложил Сербии зафиксировать контрактом взлетевшую на рынке цену на газ

НОВОСТИ

«Черный список» и запрет на полеты: Ryanair считает должниками пассажиров, которые получили возмещение за билеты

$readalso[$i]->imageAlt
РАЗБОР ПОЛЕТОВ

В ГБР рассказали о случаях избиения и издевательств полиции над гражданами

$readalso[$i]->imageAlt
РАЗБОР ПОЛЕТОВ

«Игра в кальмара»: фантастический вымысел или реальное отражение долгового кризиса в Южной Корее?